Инициатива выхода из РСМД является закономерным и необходимым шагом на пути окончательного уничтожения Соединёнными Штатами той системы международной безопасности, которая начала формироваться после Карибского кризиса 1962 года. 5 августа 1963 года в Москве был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, который стал началом политики разрядки и мирного сосуществования двух общественно-политических систем. Впоследствии был подписан целый ряд других документов по безопасности, включая договоры о космосе (1967), нераспространении ядерного оружия (1968), ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1), режиме использования морского дна и противоракетной обороне (1972); Хельсинкские соглашения (1975), договоры ОСВ-2 (1979), о ракетах средней и меньшей дальности (1987), по обычным вооружённым силам в Европе (ДОВСЕ, 1990) и, наконец, об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1, 1991), — в целом более двадцати международных правовых актов.

Из них в настоящее время, да и то с оговорками, соблюдается только Договор 1963 года. Остальные либо расторгнуты, либо не исполняются де-факто, либо не вступили в силу. Происходит это, прежде всего, потому, что после уничтожения Советского Союза в 1991 году эта система международной безопасности для США, получивших единоличное глобальное лидерство, стала лишним бременем, как и вся система международного права, зафиксированная после Второй мировой войны. Конечно, там, где это было им выгодно — например, в сфере стратегических ракетно-ядерных вооружений — американцы предпринимали действия, направленные на снижение российского военного потенциала: так, по договору СНВ-2 от 1993 года, который так и не вступил в силу, стороны согласились не использовать ракеты с разделяющимися боеголовками индивидуального наведения. По договору о сокращении стратегических наступательных потенциалов от 2003 года Вашингтон и Москва уменьшили свои арсеналы примерно в четыре раза, а по договору СНВ-3 от 2010 года — ещё почти вдвое, что повышало роль неядерных вооружений, где технологическое превосходство и лидерство США тогда не вызывало сомнений.

Ситуация кардинально изменилась после 2015 года, когда российские крылатые ракеты морского базирования «Калибр», выпущенные из акватории Каспийского моря, поразили цели на территории Сирии. А после федерального послания президента РФ от 1 марта 2018 года, где Владимир Путин заявил о разработке для российской армии новейших систем вооружения, не имеющих аналогов у западных «партнёров», единственным вариантом сохранения военного превосходства США осталась концепция «превентивного удара» по России, который невозможен без применения баллистических ракет средней и меньшей дальности, поскольку их подлётное время до крупнейших городов РФ, включая Москву и Санкт-Петербург, при условии размещения на территориях Украины и республик Прибалтики, сокращается до полутора-трёх минут — причём никакого согласования с Евросоюзом или НАТО для такого размещения даже не потребуется, всё можно осуществить в рамках двусторонних договорённостей.

Это означает, прежде всего, то, что американцы готовы резко повысить риск начала полномасштабной ядерной войны, поскольку угроза нанесения ими превентивного удара — даже «случайного», «ошибочного» — по России, оставляет нам единственный выбор: или не наносить ответный удар и «по-хорошему» исчезнуть с лица Земли к радости агрессора, или же нанести ответный удар всем своим ракетно-ядерным арсеналом и ввергнуть человечество в полномасштабный «атомный армагеддон». То есть налицо бесцеремонный шантаж со стороны официального Вашингтона, поскольку заявление о выходе из договора РСМД никакого иного военного смысла, кроме превентивного уничтожающего удара по России, не имеет, и ссылки на «китайский фактор» с предполагаемым «параллельным» размещением новых «Першингов» в Японии или Южной Корее, здесь не проходят, поскольку КНР не имеет возможности нанести ответный неприемлемый ущерб США.

Ещё одна возможная проблема для Вашингтона заключается в том, что технологии производства ракет типа «Першинг-2» почти через два десятилетия, прошедшие с момента их уничтожения, сегодня не так легко восстановить и воспроизвести. У Америки есть возможность разместить крылатые ракеты наземного базирования, но «Томагавки» летят медленнее «Першингов» и поэтому представляют куда меньшую опасность для нашей страны и гораздо более лёгкую цель для российских систем противоракетной обороны.

Поэтому США, похоже, намерены использовать выход из Договора РСМД как потенциальный инструмент шантажа России и других стран мира, включая, например, тот же Китай, поиграть с этим, прежде всего, в политическом, а не в военном пространстве. Но это чрезвычайно рискованные игры, и само обращение к ним свидетельствует о том, что дела Америки сегодня идут далеко не блестяще.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео