Российские ВКС на протяжении пяти дней (с 16 по 21 августа) использовали авиабазу Хамадан в Иране. Говорит ли предоставление Ираном аэродрома о сближении Москвы и Тегерана? Возможно ли будет развитие более тесного сотрудничества в будущем? Отвечает политолог, публицист и обозреватель Ростислав Владимирович Ищенко.

Ростислав ИщенкоБезусловно говорит. Потому что если ваши самолёты базируются на чьём-то аэродроме, значит, вам разрешили это сделать. А если это самолёты военные, причём принимают участие непосредственно в боевых действиях, и страна, которая разрешила вам разместить на своей территории самолёты, ещё и воюет на вашей стороне с одним противником, то понятно, что это говорит о сближении. Будет ли Россия в дальнейшем использовать Хамадан? Я не уверен, что на этот вопрос сейчас смогут ответить даже в министерстве обороны России. По крайней мере, Иран заявил, что он готов предоставить России свою военную инфраструктуру, включая базу Хамадан, при необходимости.

Если появится необходимость и дальше наносить удары Дальней авиацией, то российские бомбардировщики будет выгоднее перебросить в Хамадан. За счёт этого можно будет существенно увеличить интенсивность нанесения ударов. Если не будет необходимости в интенсивном использовании стратегической авиации, то смогут слетать и из Астрахани.

Для нас не важен сам факт наличия российских самолётов в Хамадане. Важно, что Иран заявил — точно так же, как и Турция — о своей готовности предоставлять России свою военную инфраструктуру при необходимости и при наличии соответствующего запроса с российской стороны.

Что касается долгосрочного размещения, то здесь нужно отталкиваться от необходимости размещения своих сил в Иране. Если вы куда-то надолго влезаете, то вы будете связаны со страной, которая вам предоставила эти возможности. Одно дело, когда вы прилетели на 5 дней или на две недели, побомбили и улетели, и совершенно другое, когда вы создаёте базу на постоянной основе и собираетесь там базировать самолёты десятилетиями.

Когда отправляли группировку российских ВКС в Сирию, то тоже речь шла о базировании в течение полугода. И только спустя год Путин запросил разрешение у Совета Федерации на создание базы на постоянной основе. Это произошло только после того, как Россия убедилась в том, что база в Сирии нужна и что обстоятельства благоприятствуют её созданию.

Поэтому здесь важен сам факт готовности к полномасштабному военному сотрудничеству. Насколько такая готовность будет использована, и понадобится ли её использовать — это покажет время.

comments powered by HyperComments