Глава Центра системного анализа Ростислав Ищенко в беседе с Арменом Гаспаряном на радио Sputnik рассказал, какие перспективы, а также раскрыл, как украинские политики увязывают свои экономические или государственные перспективы с Европой, способна ли Украина долго продержаться в состоянии политической шизофрении.

Ростислав ИщенкоАрмен Гаспарян: Меня интересует Донбасс в свете Нормандского формата, он пока в полупозиции? Потому что там Олланд уходящий, а потом же кто-то придет.

Ростислав Ищенко: А потом, когда они определятся с тем, кто их кормит, вот тогда они будут решать вопрос с Донбассом. То есть им должны сказать. Вот, почему вообще возникла эта межеумочная ситуация на Украине? Упала на голову провинциальным политикам независимость, они привыкли работать в определенном режиме, они получали указания из Москвы и транслировали их дальше. Ну, как-то кто-то качественно, кто-то некачественно осуществлял контроль выполнения. Москва исчезла, и им нечего транслировать стало, они начали искать, откуда получать этот самый сигнал. Нашли Вашингтон и Брюссель — прекрасно, стали получать новый сигнал и так же его транслировать. И поэтому они действительно удивляются и не понимают, откуда к ним претензии у России. Они же хорошо выполняли свою работу, просто начальство было другое. Поменяется начальство, и они также готовы хорошо выполнять свою работу.

Армен Гаспарян: При этом, что экономики своей у страны нет.

Ростислав Ищенко: Ну, извините, начальство так приказало. Приказывали строить ДнепроГЭС — они строили. Приказали разрушить — они разрушили. Они очень исполнительные ребята, а если им еще позволяют воровать при этом, то они Луну с неба достанут.

Армен Гаспарян: А как они увязывают свои экономические или государственные перспективы с Европой, где всё далеко не так благополучно? Где во Франции поменяется президент, в Германии не очень понятно, как к ним относиться. У них же путь — это стать неким филиалом Молдавии, которая делала все ровно то же самое, но только война у них была в начале 90-х. Но и в результате полностью все разрушено, и никто теперь не понимает, как её восстанавливать.

Ростислав Ищенко: Стать филиалом Молдавии — это еще очень сильно повезло, потому что Молдавия маленькая, и война там действительно была давно. И Молдавию можно так же поддерживать, как поддерживали Грузию, в конце концов, есть какие-то интересы у Румынии и так далее. У Молдавии есть хоть какие-то варианты как-то просуществовать. А такое огромное государство как Украина, причем в политическом и национальном смысле расколотая, она в принципе не может существовать в таком режиме, в который его загнало выдающееся руководство. Но они действительно не понимают, как можно жить по-другому.

Это люди, которые пришли в политику с блошиного рынка, где они торговцев тапочками крышевали, потом ларьки отжимали, когда ларьков отжали побольше, то стали отжимать магазины, потом заводы, целые области. А потом перенесли ту же практику на страну. С их точки зрения, государство — это какая-то чужая собственность, которую надо быстро украсть, рассовать по карманам и сбежать. Пока оно существует — есть что украсть. Кроме того, они же реально находились в состоянии когнитивного диссонанса, когда вдруг столкнулись с тем, что в 2010-13-е годы вроде красть уже нечего, а Россия и Европа что-то предлагают что-то подписывать и куда-то вступать. И они подумали, что это мы не видим, что украсть, а они-то видят. Если они так хотят, чтобы мы куда-то вступили, то значит, они видят, а мы просто не знаем, и надо хорошо поискать. Поэтому они кочевряжились и просили больше денег. Янукович не мог сложить, сколько ему денег от ЕС надо — 15 млрд евро или 20 млрд для адаптации к соглашению об ассоциации. Потом поехал к Путину и назвал ту же цифру в 15 млрд евро и еще чего-то в рамках сотрудничества. Потом приехал и подумал, а точно ли не продешевил, раз так быстро дали. И после этого тут же заявил: «Мы же не отказались от соглашения об ассоциации, а только приостановили его подписание. Сейчас ЕС согласится дать нам 15 млрд евро, и мы подпишем соглашение об ассоциации». А потом смотрел большими заплаканными глазами и не понимал, за что против него Майдан. Он же хотел соглашение об ассоциации и 30 млрд евро: 15 млрд евро от России и 15 млрд евро от ЕС.

И эти политики действуют точно так же. Надо посмотреть на ситуацию, которая сложилась в 2004 году, после Кучмы. Если Кучма хоть что-то собой представлял, не выдающийся политик, но хотя бы отдаленно представлял себе то, чем он занимается, то остальные  же — ничтожество на ничтожестве сидит и ничтожеством погоняет. В 2004 году, выиграв выборы и имея позицию премьера и Кучму, умывшего руки, отдать победу Ющенко могло только полное ничтожество, и таким был Янукович. Но после этого Ющенко в течение пяти лет так поуправлял страной, что это ничтожество выиграло выборы, а Ющенко в них даже не смог выйти. И все остальные, которых он потом рассовал по тюрьмам или отодвинул из политики, оказались большими ничтожествами. Но потом эти ничтожества опять выкинули из страны Януковича. Это парад политических ничтожеств.

популярный интернет

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы