Конгресс сирийского национального диалога только начинается в Сочи, однако дипломатическая победа уже одержана Россией, отмечает колумнист Sputnik Ростислав Ищенко.

После долгих колебаний генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш принял приглашение России. Организацию объединенных наций в Сочи будет представлять спецпосланник по Сирии Стаффан де Мистура.

Ростислав ИщенкоЭто решение поставило крест на попытках США (и Запада в целом) организовать блокаду конгресса, ссылаясь на то, что он якобы размывает Женевский формат сирийского урегулирования.

Официальный представитель Госдепа Хезер Науэрт заявила, что США считают конгресс в Сочи разовой акцией и предлагают сконцентрироваться на переговорах в Женеве. При этом за две недели до начала конгресса, в Вашингтоне, представители США, Великобритании, Франции, Иордании и Саудовской Аравии выработали свой план урегулирования, основой которого является изменение сирийской конституции.

Главная идея — превратить Сирию из президентской республики в парламентскую. Понятно, что в нынешних условиях это резко ослабит центральную власть, активизирует групповую борьбу и даст шанс проигравшим гражданскую войну дружественным США «умеренным террористам» политически отыграть позиции, проигранные на поле боя. В общем, если уж Сирию не удалось убить, ей предложили самоубиться.

Не думаю, что стоит спорить с Госдепом по поводу оценки сочинского мероприятия как разовой акции. В этом его представитель абсолютно права. Но дело в том, что любой процесс состоит из разовых акций. Так, например, каждые выборы президента США являются по своему уникальной разовой акцией, что не ставит под сомнение цельность, единство и преемственность американской политической системы.

Неприемлемость сочинского конгресса для Вашингтона заключалась не в его «разовости» и даже не в том, что в его рамках было невозможно достичь окончательного урегулирования. В конце концов, договориться об окончательном урегулировании пока не удалось ни в Астане, ни в Женеве, но это не повод отказываться от данных форматов. Главная проблема США — группа организаторов конгресса. А это — Россия, Турция и Иран.

Садясь за один стол с объявленной им главным врагом Москвой, с Ираном, на который США давно точат зубы, устраивая опасные провокации вокруг его ядерной программы и не скрывая намерение сменить правящий режим при помощи очередного цветного переворота (а то и открытой интервенции), с Турцией, которая открыто перешла из числа важнейших союзников США в разряд главных противников американской политики на Ближнем Востоке (и применяет оружие в зонах, прикрытие которых осуществляют американские военнослужащие), Вашингтон косвенно признает свое поражение.

А ведь в Сочи еще будут официальные представители законного сирийского правительства. Того самого, которое Вашингтон пытался свергнуть при помощи исламских боевиков, против которого формировал на Ближнем Востоке коалицию соседних государств, которому угрожал американо-натовскими бомбардировками. Садиться за один стол с представителями Асада и вести с ними переговоры о мирном урегулировании — значит признать, что восемь лет неприкрытой агрессии с участием более чем десятка государств и выращенных американцами боевиков были напрасны. Десятки, если не сотни миллиардов долларов выброшены на ветер. Мировой гегемон, бросив в топку свои резервы, поставив под знамена всех возможных союзников, заключив союз с такой редкостной нелюдью, по сравнению с которой Гитлер — пацифист и гуманист, проиграл все.

США знают, что проиграли. Проиграли Сирию, проиграли Ближний Восток, проиграли борьбу за отрыв Европы от российского газа. Но одно дело знать это самому, а другое — открыто признать поражение перед всем миром. США пока не готовы смирить амбиции и перейти к формату единых правил для всех (и для них тоже) в международных отношениях.

«Междусобойчик» не поможет

Отказ Вашингтона от участия в сочинском конгрессе был ожидаем. Ожидаем был и отказ от поездки на конгресс проамериканских «умеренных боевиков», а также курдов, которым США обещали независимость. Но мало не поехать самому и не пустить своих подручных. США прекрасно знают, что в мире много курдов, хороших и разных, а в Сирии полно «умеренных боевиков» на любой вкус (кроме проамериканских есть и протурецкие, и еще неизвестно, чьих больше). То есть Москва, Тегеран и Анкара соберут в Сочи и солидное политическое представительство (включая вооруженную оппозицию), и более чем серьезное представительство этническое (включая лояльных курдов).

Если конгресс нельзя отменить, а блокада не приведет к его делегитимации, необходимо было противопоставить российскую инициативу усилиям мирового сообщества. Поэтому США было крайне необходимо, чтобы ООН отказалась принимать участие в конгрессе. Женевский формат работает под эгидой ООН. Соответственно, отсутствие официального представителя организации в Сочи дало бы Вашингтону аргумент в подтверждение своих заявлений об антагонистичности сочинского конгресса и женевского формата. США обвинили бы Россию в подрыве усилий мирового сообщества по стабилизации ситуации в Сирии.

Это не изменило бы ситуацию в целом, но позволило бы США выиграть пропагандистский раунд, а также объективно затормозило бы мирный процесс. Многие местные сирийские оппозиционные лидеры восприняли бы отсутствие представителя ООН как серьезную победу США, которая позволит им в будущем выторговать более благоприятные условия мира.

Теперь же, после «освящения» конгресса генсеком ООН, любые его решения логично являются продолжением и дополнением женевского формата. А вот сепаратистский междусобойчик «группы пяти» в Вашингтоне, вдруг решившей написать сирийцам новую конституцию по собственному усмотрению, как раз превращается в то, чем он изначально и являлся — в попытку сорвать мирный процесс и затянуть войну.

Гитлер в апреле 1945 так же ждал, что США и Великобритания начнут воевать с СССР раньше, чем разделаются с Германией, и у него появится пространство для маневра.

Так что дипломатическая победа России, одержанная накануне сочинского конгресса, хоть и маленькая, но весьма существенная.

Впрочем, победы даже две. Ведь в Сочи не только Россия и Иран, но и Турция будет добиваться от сирийской оппозиции (от протурецких боевиков) выхода на какой-то компромисс с официальным Дамаском. Причем уже сейчас понятно, что этот компромисс будет в пользу Асада. У Турции слишком много проблем с курдами (и с Америкой, которая курдов поддерживает), чтобы продолжать бессмысленную конфронтацию в Сирии. Личные отношения Эрдогана и Асада испорчены может быть и безнадежно, но государственные интересы двух стран диктуют необходимость уже не просто взаимопонимания, но активного взаимодействия.

Все стремятся «зафиксировать позицию»

Конечно, далеко не факт, что в Сочи удастся достичь конкретных договоренностей и оформить их документально. Судя по составу уже известных делегаций, а также по общему количеству приглашенных, конгресс станет площадкой для обмена мнениями и для заявления предварительных переговорных позиций. А уже после него начнется длительная рутина незаметных переговоров и неафишируемых контактов.

Конгресс в Сочи предоставляет уникальную возможность практически всем задействованным в сирийском конфликте группам и группкам (кроме откровенных террористов) зафиксировать свою позицию и свои интересы в присутствии представителей государств, определяющих будущее региона, а также представителя генсека ООН. Для многих из них это единственная возможность включиться в мирный процесс не только в качестве его объекта, но и получить долю субъектности.

Именно поэтому проамериканские сирийские оппозиционеры и опекаемые США курдские организации уже начали заявлять о том, что их отказ от участия в конгрессе был не совсем отказом, и что они готовы внимательно изучить его решения на предмет их реализации. Даже младшие партнеры США ощутили хлипкость американской позиции и не хотят связывать себя.

Это все, что сейчас надо знать о конгрессе в Сочи. Самое важное случилось до его начала.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео