В Киеве заявили, что на Генассамблее и в Совбезе ООН Порошенко будет просить максимально расширить возможности миротворцев в Донбассе. Требования впечатляющие: Украина хочет, чтобы миссия распространялась на всю территорию ДНР и ЛНР и даже на границы республик с Россией. Боле того, в ее обязанности уже должно, по мнению киевского режима, входить не только охранение ОБСЕ, но и возможность применять оружие, обязательное принуждение к разминированию и разоружению. Кроме того, Порошенко «выставит требование» — это «вывод иностранных войск». Киев подразумевает под этим вывод из республик российских войск, которых он там так и не обнаружил.

Ростислав ИщенкоРанее же представители Киева предупреждали, что Россию на Генассамблее ООН, которая проходит с 19 по 25 сентября, ждет «масса неожиданностей». В некотором смысле стало неожиданным заявление лидера киевской верхушки о том, что США поддержат Украину деньгами и летальным оружием.

«Сенат США одобрил проект «Закона о бюджете США на нужды национальной обороны на 2018″ (NDAA). В законопроекте предполагается выделить 500 млн долларов для поддержки Украины в сфере безопасности и оборонной сферах. Проект закона санкционирует предоставление нашему государству летальных вооружений оборонного характера», – написал Порошенко в «Фейсбуке».

Казалось бы, Украина будто «хочет мира и готовится к войне», но тут опять одно не согласуется с другим – заявления Порошенко с реальностью. Поэтому, в целом, идея миротворцев остается на задворках этих «дипломатических танцев», а на переднем плане остается противостояние США и России, в котором последняя набирает очки. Об этом в интервью Накануне.RU рассказал политолог Ростислав Ищенко.

Вопрос: В Киеве сообщают, что на Генассамблее и в Совбезе ООН Порошенко будет просить максимально расширить возможности миротворцев в Донбассе. Как Вы оцениваете потенциал этих просьб?

Ростислав Ищенко: Для того, чтобы говорить о мандате миссии, надо, чтобы миссия вообще была учреждена Советом Безопасности. На данный момент, насколько я понимаю, США и Украина высказываются против принятия российской резолюции в том виде, в котором она предоставлена. И компромисса с российской делегацией им достичь не удалось. Поскольку Соединенные Штаты являются постоянным членом Совета Безопасности, то их отказ поддержать резолюцию означает автоматическое вето. Говорили, что Украина может подготовить и внести свой проект резолюции – но пока его нет. И для того, чтобы подготовить проект резолюции и внести его на рассмотрение Совета Безопасности, Порошенко ни в чем не надо убеждать Генассамблею. Генеральная ассамблея эту проблему не решает.

Вопрос: А что тогда Украине нужно делать?

Ростислав Ищенко: Если Украина хочет добиваться какого-то решения, то надо убеждать Совет Безопасности, а на Генассамблее можно «бла-бла-бла» о том, что нравится и не нравится – это пожалуйста. Пусть Порошенко рассказывает Генассамблее, рассказывает генсеку ООН, если тот его примет, рассказывает Трампу, если тот ему позволит не только сфотографироваться, но еще что-то сказать. Рассказывать он может кому угодно. Но точно так же, как США могут ветировать российскую резолюцию, точно так же Россия может ветировать любую другую резолюцию. Соответственно, до тех пор, пока не будет достигнут компромисс между пятью постоянными членами Совбеза – ни о какой резолюции речи быть не может. А тем более ни о каком мандате миссии.

Более того, ведь Совбез может учредить миссию, а потом расширять или сужать ее мандат. То есть точно также мандат может быть расширен хоть на всю Украину. Но это будет потом – пока говорить не о чем.

Вопрос: Ну, а если Украина внесет резолюцию в Совбез? Что ей мешает?

Ростислав Ищенко: Украина – член Совбеза, непостоянный, но, тем не менее, как член Совета Безопасности она может вносить любую резолюцию на рассмотрение. Даже когда она не будет членом Совета Безопасности, она как член Организации Объединенных Наций имеет право в случае, если считает необходимым, срочного созыва Совбеза. Это не значит, что он обязательно соберется, но требовать она имеет право. И если в Совбезе найдется кто-то из его постоянных или непостоянных членов, кто разделяет беспокойство Украины, то он может внести резолюцию в Совет.

Но сейчас это может сделать Украина и сама. Никаких проблем нет. Другое дело – примут ее или не примут, но предложить имеет право.

Вопрос: Значит, не предлагает, потому что нет смысла? А чего они тогда добиваются?

Ростислав Ищенко: Украина давно хочет, чтобы в ДНР и ЛНР ввели миротворцев, местные армии сложили оружие на складах, миротворцы повесили на эти склады замки, взяли под охрану – и после этого Украина начнет наступление, потому что они прекрасно понимают, что пока армии ДНР, ЛНР вооружены, Украина военным путем этот вопрос не решит.

Вопрос: Киев обещал «массу неожиданностей» – чего ждать от Порошенко на Генассамблее? Это, может быть, будет связано с Донбассом?

Ростислав Ищенко: Ну, не знаю, может, он там гопак спляшет? А если серьезно, то на Украине просто не очень адекватно оценивают разницу в положениях Украины и России. Наверное, это пошло еще с 90-х годов, когда государства были примерно эквивалентны по своим возможностям. Но с тех пор они серьезно разошлись. И если Украина зависит от воли ООН, Европейского союза и всех мимо проходящих. То, по большому счету, без России Организация Объединенных Наций работать не может.

Неслучайно эти пять ядерных государств являются членами Совбеза с правом вето. Ну, по поводу Франции и Великобритании еще можно спорить, хотя это тоже серьезные страны, но если в Совбезе и вообще в ООН нет России, Китая или США, то эта организация неполноценная, это инвалид.

Разница в том, что если, допустим, выступает Трамп, и он недоволен Порошенко – Порошенко может вешаться. А если Трамп выступает и говорит, что недоволен Путиным, значит, у последнего вырастет поддержка в стране. Вот, собственно, разница. Поэтому непонятно, какие «неожиданности» они подразумевают.

Вопрос: Тем временем, кажется, «наш Трамп» не собирается ругаться на своего подопечного – Порошенко сообщил о $500 млн и летальном оружии от США для поддержки Украины. Как это согласуется с миротворческой инициативой?

Ростислав Ищенко: По-моему, сообщения Порошенко не согласуются даже с реальностью. Потому что сенат США, являясь только одной из частей конгресса, не может самостоятельно выделить деньги помимо утвержденных бюджетом расходов. То есть сенат их не печатает и из кармана не достает. И, насколько я помню, в бюджете на этот год вся военная помощь Украине от США (причем это касается нелетальных вооружений) составляет порядка $175 млн.

Ее даже урезали. В прошлом году она составляла порядка $375 млн, а в этом году ее урезали почти в три раза. Откуда Порошенко взял 500 млн, я не знаю. Может быть, он все вместе посчитал? Может быть, пожелания свои посчитал?

Вопрос: А что касается летальных вооружений?

Ростислав Ищенко: Что касается летальных вооружений, то в США дискуссия на эту тему идет, начиная с 2014 года. И не то, чтобы США не хотели их Украине поставить – они и так поставляют. Но, начиная с 2014 года, летальное вооружение, вплоть до бронетехники и артиллерии, на Украину поставляют частные фирмы по простой схеме: у венгерской, чешской, польской или еще какой-то из восточно-европейских армий на складах залежалось много советского оружия, а частная фирма купила и продала его Украине. То есть это не государственные поставки, а для Украины важно, чтобы ей хоть ведро патронов продали — а еще лучше подарили – но чтобы это были официальные государственные поставки желательно Соединенных Штатов. И вот за это именно идет борьба – чтобы строкой в бюджет Штатов было заложено «Помощь Украине летальным оружием» – тогда Киев может, по крайней мере, для внутреннего употребления говорить, что Америка с ними. Это чисто пропагандистский момент, потому что то, что им нужно, они и так получают.

И Украина все время бьется за то, чтобы было принято это решение на государственном уровне оказать помощь в летальном оружии — хотя бы на 5 долларов. В Соединенных Штатах идут дискуссии между «ястребами» и «умеренными». Я не думаю, что эти дискуссии обязательно закончатся быстро просто потому, что все прекрасно понимают, что поставка этого ведра патронов ничего, по сути, не поменяет, кроме одного – резко вырастет напряженность во взаимоотношениях с Россией.

Вопрос: Вы считаете, что США все-таки не хотят портить отношения с Россией?

Ростислав ИщенкоСША просто приучены к тому, что ответный ход обязательно будет, он обязательно будет нелинейным и обязательно ударит больно. Не зная, чего ждать, они достаточно осторожно к этому делу подходят. А так – конечно, есть достаточно серьезное лобби и в Пентагоне, и в конгрессе, и в государственном департаменте, которые настаивают на начале официальных поставок оружия.

Вопрос: Ну, и как проявит себя «Трамп наш»?

Ростислав Ищенко: Не знаю, как себя проявит «ваш Трамп» в этой ситуации, потому что, по большому счету, проявлять себя будут США, где Трамп является только одним из центров силы. Серьезным центром власти, но только одним из многих.

Ситуация с миротворцами развивается уже три года. То есть три года назад Украина захотела миротворцев. Более того, хочу напомнить, что в 2014 году – Россия предлагала Украине отправить своих пограничников на российский контрольно-пропускной пункт на границе. Мол, вы утверждаете, что что-то там через границу возят – присылайте своих пограничников, пусть контролируют. Украина говорила, что она не может контролировать границу со стороны ДНР и ЛНР, им отвечали – пожалуйста, приезжайте на наш КПП, ставьте своих пограничников. То есть это было более серьезное предложение, чем ввести куда-то миротворцев.

Но для Украины же проблема не в контроле границы, для Украины проблема заключается в том, что она хочет, чтобы миротворцы разоружили ДНР, ЛНР. Таким образом, обеспечили Украине победу. Но есть один нюанс – в соответствии с международными нормами миротворцы вводятся по согласию сторон конфликта.

А стороны конфликта – это Киев и ДНР, ЛНР. То есть для того, чтобы ввести миротворцев, согласие на их мандат и на их ввод должны дать ДНР и ЛНР. Поэтому когда Россия занимает позицию «в мандате пишите, что угодно, но согласуйте его с ДНР, ЛНР» – это абсолютно соответствует международному праву, во-первых; а во-вторых, она ставит наших «партнеров» в тупик. Потому что записать-то я могу все, что хочу, но потом надо идти к Плотницкому и Захарченко и с ними вести переговоры. А они не согласятся на все, что я хочу – а без их согласия я не введу миротворцев. И во-вторых, мне уже придется де-факто начать с ними переговоры напрямую, а от этого Киев все время пытается уклониться. Даже когда переговоры проходят в Минске, то Киев подчеркивает – вообще-то они там за столом есть, но мы их «не видим».

Поэтому здесь идет тактическая дипломатическая борьба, цель которой заключается не в введении или выведении миротворцев, и не в том или ином их мандате, а в том, чтобы в очередной раз продемонстрировать ущербность позиций Киева. Доброй воли Киева для разрешения конфликта никогда не будет. Поэтому Россия и США ведут этот сложный «дипломатический танец».

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео