В студию телеканала «Спас» поступил звонок от жителя Донецка, который рассказал о тяжелой ситуации в городе и спросил, кто может прекратить этот ужас.

Ростислав Ищенко«Я живу недалеко от мотеля, от этого злополучного места, где произошел этот последний взрыв. Тяжело все это переносить. Я хочу спросить, скажите, кто, по вашему мнению, может помочь остановить вот это все? Потому что нервы у всех на пределе. У многих из моих товарищей, из простых жителей, есть оружие. Просто регистрируют, получают, для того, чтобы до последнего отстаивать свое. Мы не наемники, мы не приезжие, мы жители этого города. Понимаете? И если меня три раза в день заставят кричать «Слава Украине» или любого, кто умеет держать лопату, мы просто пойдем в атаку.

Обстрелы постоянные, постоянные. Моя жена даже делает немножко громче телевизор для того, чтобы меньше слышать эти взрывы. А уезжать, оставлять могилы, оставлять своих детей, внуков в Донецке – мы никуда не уедем».

На вопрос телезрителя отвечает украинский и российский политолог, обозреватель МИА «Россия сегодня», президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко:

«Я уже говорил, что на сегодня ни армии ДНР и ЛНР, даже если мобилизуют все население оставшееся в республиках, ни какие-то внешние силы не способны полностью стабилизировать ситуацию на Украине. Дело в том, что отодвинуть линию фронта от Донецка может быть и можно, может быть можно отодвинуть даже так, что город перестанут обстреливать. Тогда будут обстреливать другие города, которые опять будут находиться на лини фронта. Мы же должны понять, что вся Донецкая и половина Луганской области – это одна большая агломерация. Сейчас говорят, что одни стреляют по жилым кварталам, другие стреляют по жилым кварталам, там на самом деле, там одни жилые кварталы и есть — города или дачи, шахты или заводы. Если посмотреть на карту, то вы увидите, что это одна огромная агломерация, там и границ городов нет. Кварталы одного города переходят в кварталы другого города. Я думаю, что просто сейчас уже наступил тот момент, когда внутренние проблемы Киева начинают беспокоить и привлекать внимание киевских политиков значительно больше, чем война в Донбассе, рассказы о войне с Россией, о том, что на них нападают прямо с Камчатки и так далее. То есть они начинают заниматься своими внутренними делами, они начинают воевать друг с другом. И я думаю, честно говоря, что вот это обострение – последнее. Это не значит, что сейчас там будет лучше, вот буквально завтра. Вполне возможно, что там еще начнутся активные боевые действия не только в качестве артиллерийских перестрелок, но и в качестве боев реальных сухопутных сил. Но в реальности, я думаю, что это обострение последнее. Потому что сейчас оно, в общем-то, и возникло как реакция Киева на свои внутренние проблемы. Как попытка решить внутренние проблемы за счет обострения на Донбассе. И они эти проблемы решат, только неизвестно как. Порошенко рассчитывал решить эти проблемы, продемонстрировав эту фейковую войну. Я понимаю, что для Донбасса обстрелы — это не совсем фейковая война. Но, по крайней мере, без серьезных боевых действий, без серьезных сухопутных сил, без наступлений, без отступлений, без серьезных боев. Его оппоненты готовы перейти в очередное наступление, даже рискуя поражением. Потому что поражение не несет для них ничего критического. Они потеряют несколько десятков квадратных километров территорий, они потеряют пару городов, но они смогут свергнуть Порошенко. Но самое главное, что после того, как они, так или иначе, решат свою внутреннюю проблему, процесс рассыпания Украины должен начаться уже не в латентном, а в очевидном виде. У них уже будет стоять вопрос не в том, чтобы обстреливать Донецк или Луганск, они друг по другу будут в Киеве, в Днепропетровске из пушек стрелять. Потому что они будут решать уже свои внутренние проблемы.

И, честно говоря, я не думаю, что то, что мы видели за последние три года в Донбассе, что это была самая кровавая фаза вот этого украинского кризиса. Потому что с моей точки зрения, и дай Бог, чтобы я ошибся, самая кровавая фаза еще не наступила. Она наступит тогда, когда гражданская война начнется по всей территории Украины. И когда не силы Майдана или не  когда европейцы пойдут в Донбасс убивать «сепаратистов-террористов», а когда европейцы начнут друг друга убивать в Киеве, в Днепропетровске, во Львове, и по всей остальной территории Украины, вот тогда наступит самая кровавая фаза.

популярный интернет



Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео