Пока российская элита не устоялась. Идёт только процесс её формирования. Какой она станет через 10–15 лет, насколько она сможет соответствовать стоящим перед ней задачам, насколько она сможет быть открытой – настолько устойчивым будет и Российское государство.

Ростислав ИщенкоПо мнению, политолога, президента Центра системного анализа и прогнозирования Ростислава Ищенко, появилось достаточное количество людей, которые почувствовали вкус сохранения стабильности и вкус влияния на мировой арене. Они понимают, что это лучше, чем просто мешок денег, который им предлагали за продажу страны в 90-е годы прошлого века. Его могут и забрать в любой момент, как забирали у многих.

Сегодня самым актуальным для части российской элиты становится уже не факт получения барышей, а защита уже накопленных богатств. Тем более если есть кому передать их по наследству. Лучший же защитник – это сильное государство, с которым никто не захочет связываться. Поэтому они вынуждены становиться государственниками. Иначе их просто обберут как липку.

Стремление людей, попавших на высшие этажи управления, к консервации системы прослеживалась и в «самом справедливом в мире» советском обществе. Посмотрите на тех, кто хоронил Советский Союз, – это в основном внуки и правнуки тех, кто его строил. Стремление элит законсервировать своё господство всегда сохраняется.

Но, с другой стороны, подобная консервация, т.е. восстановление жёсткого сословного элитарного строя не в интересах самой элиты. Она вырождается. То, что не способно рекрутировать в свой состав новых Ломоносовых, обречено. И во втором или третьем поколении она уже не способна защищать свои интересы. Для того чтобы дети гарантировано сохранили свои приобретения, им нужна пусть тепличная, но конкуренция. Поэтому всегда в элите будут бороться две тенденции – к консервации и обновлению. Вопрос только в том, насколько элита окажется адекватной для того, чтобы тенденция к обновлению всегда сохранялась.

http://www.argumenti.ru/

Популярный интернет




Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео