Ни одно преступление против человечности, совершенное нацистами Третьего Рейха, не было эффективно, если бы палачам массово не помогали энтузиасты из числа местных коллаборационистов.
В конце июня 1971 года в тюрьме Дюссельдорфа умер Франц Штангль. Он отбывал пожизненное заключение, но с момента приговора западногерманского суда прошло чуть больше года, а с момента ареста — неполных четыре.

Об этом колумнист Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования, напомнил в статье, написанной для Sputnik Эстония.

Штангль был крупным специалистом по уничтожению людей. Он создал и около полугода возглавлял лагерь «Собибор», в котором, за полтора года его существования (апрель 1942 – октябрь 1943 года) было уничтожено 250 тысяч евреев. Очевидно, начальство решило, что «Собибор» маловат по масштабам для такого выдающегося профессионала, как Штангль, и его перевели комендантом в лагерь смерти «Треблинка». Штангль возглавлял его полгода, и за это время сумел уничтожить 700-900 тысяч (по разным данным) человек.

Согласитесь, не каждому удается организовать столь эффективный «конвейер смерти». Если принимать в расчет только людей, ликвидированных в двух лагерях («Собибор» и «Треблинка») под личным руководством Штангля, то окажется, что он непосредственно причастен к смерти миллиона человек.

При этом Штангль на момент работы создателем и комендантом лагеря «Собибор» был всего лишь оберштурмфюрером (старшим лейтенантом) СС, а закончил войну гауптштурмфюрером (капитаном) СС. Несмотря на свои «выдающиеся» способности, большую карьеру он не сделал. Очевидно, в запасе у Рейха были и более масштабные убийцы.

Впрочем, возможно, что Франц Штангль пострадал из-за «неблагодарности» своих подопечных. Оба лагеря, «Собибор» и «Треблинка», к созданию и руководству которыми приложил руку профессиональный убийца Франц Штангль, прекратили свою деятельность одинаково.

Восстание обреченных на смерть

Второго августа 1943 года в «Треблинке» и 14 октября того же года в «Собиборе» произошли тщательно спланированные восстания. До конца войны дожили и смогли дать показания 54 бывших заключенных «Треблинки» и от 47 до 53 бывших заключенных «Собибора» — при том, что из каждого лагеря вырвалось в результате восстаний по несколько сотен человек. Примерно половину бежавших поймали и убили немцы, а почти всю вторую половину выдало местное польское население.

Впрочем, среди поляков нашлись и приличные люди. Без их помощи по пять десятков беглецов из обоих лагерей не смогли бы спастись, и сегодня мы бы гораздо хуже знали историю трагической гибели миллионов и героического сопротивления сотен людей. Ничего не узнали бы мы и о советском лейтенанте Александре Ароновиче Печерском, возглавившем восстание в лагере «Собибор».

Не знали бы мы и о том, что команда Франца Штангля состояла всего из трех десятков унтер-офицеров СС, руководивших процессом уничтожения. Всю же черную работу в каждом лагере выполняло по полторы сотни так называемых «травников» — советских военнопленных, перешедших на службу Рейху (в большинстве своем, украинцев, но не только).

У предателей не должно быть имен

Именно на этих людей (если их можно назвать людьми) я хотел бы обратить внимание. Францу Штанглю с тремя десятками подручных никогда бы не удалось запустить исправно работающие фабрики смерти, если бы не советские коллаборационисты, которые ради продления (даже не спасения, поскольку было понятно, что после ликвидации лагерей немцы уничтожат и их, как лишних свидетелей) своей жизни взялись убивать беззащитных людей, в том числе, женщин и детей. А без заинтересованной помощи местного польского населения, выдававшего искавших у них спасения и поддержки беглецов немцам, своими силами не удалось бы переловить вырвавшихся. То есть спастись могло бы не сто человек из двух лагерей, а около пятисот…

Для сравнения: примерно пятьсот узников находилось в «Собиборе» на постоянной основе (остальных тысячами умерщвляли в газовых камерах в день прибытия). Постоянный состав «Треблинки» был примерно таким же по численности.

Нацистский убийца Франц Штангль и три десятка его подручных служили своему государству, выполняли поручение своей партии, ответственно и эффективно работали на отведенном им участке. Где-то они недоработали, где-то ими была допущена организационная ошибка, что и позволило заключенным двух лагерей смерти организовать успешные восстания. Тем не менее, они старались, и поэтому их не наказали, а отправили на юг — в Италию, на адриатическое побережье, работать в крупнейшем в этой местности концентрационном лагере Сан-Саббах.

Результаты их деятельности в Италии доподлинно неизвестны. Но можно предположить, что такие «выдающиеся специалисты» могли и здесь организовать поток трупов. Правда, счет шел уже не на миллионы и сотни тысяч, а на тысячи уничтоженных.

Возможно, снижение эффективности команды убийц произошло из-за того, что, в отличие от «Собибора» и «Треблинки», лагерь Сан-Саббах не был «лагерем смерти», в которых большинство узников уничтожалось в течение двух часов по прибытии, а обычным концентрационным лагерем, в котором заключенные, хоть в нечеловеческих условиях, но все же содержались, а не уничтожались. Смертность в «простых» концентрационных лагерях колебалась от 30%, до 70%. Результат зависел от места расположения лагеря, задействования заключенных на конкретных работах, времени его ликвидации немцами или освобождения советскими или союзными войсками.

И еще один момент. Охрана концлагерей практически всегда состояла из коренных немцев, служивших в специально для этой цели созданном подразделении СС «Мертвая голова». Из числа служащих этого подразделения в октябре 1939 года была сформирована моторизованная (в последствии танковая) дивизия СС «Мертвая голова», которая с 1941 по 1945 год практически непрерывно воевала на восточном фронте.

А вот охрану лагерей уничтожения немцы поручали преимущественно коллаборационистам (чаще всего, украинцам), причем в отличие от «трудовых» концлагерей, располагавшихся в большинстве своем на территории Германии, лагеря уничтожения создавались, в основном, в Польше и странах Балтии.

Ни одно преступление против человечности, совершенное по инициативе руководителей Рейха, не было бы эффективно, если бы палачам массово не помогали энтузиасты из числа коллаборационистов и местного населения.

Когда мы вспоминаем героя Александра Печерского, чьими усилиями были спасены несколько десятков узников лагеря смерти «Собибор», мы должны вспоминать (и проклинать) и нацистского палача Франца Штангля, на чьей совести не менее миллиона жизней.

Но еще важнее вспоминать серую безликую массу трусов и предателей, у которых нет имени, поскольку их имена достойны только забвения.

Без их заинтересованной помощи специалисты Рейха по уничтожению гражданского населения захваченных стран и на 50% не справились бы с поставленной им нацистской партией и лично фюрером задачей.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео