Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко принял участие в съемках передачи «Украинский вопрос» на телеканале «СПАС». Во время беседы с ведущим Борисом Костенко известный политолог затронул тему отношения Запада к Украине.

Ростислав ИщенкоБорис Костенко: Сейчас я получил информацию, что в Мадриде проходит неформальный саммит ЕС. Одной из тем, сам собой, была ситуация на Украине. Премьер-министр Испании Мариано Рахой заявил, что Испания с озабоченностью наблюдает за ухудшением ситуации на Украине, и считает, что минские соглашения должны быть основой для политического решение, которое будет уважать суверенитет и территориальную целостность. Не кажется ли вам, что европейское сообщество и американцы немножко изменили тон при обсуждении темы минских соглашений? Они не так одиозно требуют только от России их выполнять. Это может такая небольшая тенденция последних недель, может быть дней, а может быть и часов?

Ростислав Ищенко: Это тенденция не недель и не часов, эта тенденция начала просматриваться еще полгода назад, если не больше. Хотя, наверное, впервые год назад, в декабре 2015-го года, началось меняться отношение, а серьезно оно начало изменяться, когда стало понятно, что Дональд Трамп идет ноздря в ноздрю с Хиллари Клинтон. Когда стало понятно, что в США уже произошел раскол элит, и что там очень серьезные позиции получил изоляционизм. Как только стало ясно, что Трамп выиграл, стало понятно, что политика Соединенных Штатов будет меняться. Она будет изменяться в глобальном плане. Это не значит, что она станет для нас лучше, это не значит, что нам обязательно удастся договориться по всем вопросам. Но вот в том, что касается Украины, это, однозначно, значит, что США будут сбрасывать её как балласт. В принципе они сбрасывали еще при Обаме, но тогда они просто не могли отказаться от Украины, потому что это было серьезным сегментом их международной политики. То есть они уже старались деньги на нее не тратить, но каким-то образом её сохранять. А для Трампа, что Луна, что Украина, что Альфацентавра, что Антарктида – это явления одного и того же порядка.

Б.К.: Вы уволены и все, он скажет в один момент.

Р.И.: Он не скажет, он это уже сказал. Более того, за Трампом это сказал уже Европейский союз. Потому что, опять-таки, во Франции тоже ко власти приходят либо силы националистические, если придет Марин Ле Пен, либо во Франции к власти приходят силы, которые являются просто консервативными, но уже вынуждены пользоваться националистической риторикой для того, чтобы выиграть президентские выборы, это если придет Франсуа Фийон. Понятно, что и политика Франции будет меняться. Более того, вот сейчас впервые, я забыл фамилию этого германского политика, но впервые конкурент Ангелы Меркель выиграл, впервые обогнал ее в рейтинге «потенциальный федеральный канцлер». Это очень серьезный звонок, потому что до этого партия Меркель теряла голоса, но она оставалась единственным человеком, которого немцы видели своим федеральным канцлером. И это давало ей хорошие шансы на осенних выборах. Сейчас это тоже звонок.

Б.К.: Она не предлагает ничего нового.

Р.И.: Неважно, что она предлагает, но немцы ставили на Меркель. А сейчас прозвенел звонок, что Германия – последний бастион глобализма в западной Европе – тоже начинает постепенно, так сказать, меняться и ломаться. Понимаете, если на смену глобалистам приходят националисты, то они спрашивают, «А что такое Украина? Где она находится? Зачем она нам нужна?». Я помню, как в 1993 году я был в Англии и разговаривал с одним английским студентом. Он меня спросил: «А откуда ты?» Ну, я сказал, что с Украины. А он говорит: «А где это?». Я говорю: «Это, знаешь, где Россия?». Он говорит «да, знаю». Я: «Ну, ты представляешь примерно, где Румыния находится?». Он сказал, что да, примерно представляет, но, думаю, что соврал. Я говорю, что это между ними. Он говорит: «А, ну где-то в Африке». И это студент, это человек, который получает высшее образование. Он в школе отучился, курс географии прошел, и он не представлял себе, что это за государство и где оно находится. И для европейских элит, нет, они, конечно, знают, на карте смогут найти Украину, если это не Джордж Буш-младший, который не знал, где даже США находятся. Но для них это такой расходный материал, страна примерно, как Южный Судан – есть и есть, нет и нет, какая разница? Есть жизненные интересы, если Украина в них вписывается, её можно каким-то образом использовать в качестве инструмента, который позволяет добиваться каких-то преимуществ в международной политике, – прекрасно, значит, она будет стоять на европейской повестке дня и может даже в свое время быть в топе новостей. А если сегодня от нее никакого толка, европейская политика поменялась, мы уже вообще не интересуемся глобальными проблемами, мы хотим наводить жизнь у себя в стране, ну, хорошо, ну, Украина, ну, Непал, ну, Австралия – это все где-то далеко. Большая это страна, маленькая это страна, белые там люди живут, черные, желтые, красные – это никого не интересует.

популярный интернет



Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео