Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко вместе с гостями студии в программе «Красная Линия» ответил на вопросы ведущего Дмитрия Аграновского, касающиеся блокады Донецка, а также какие последствия ждут украинскую экономику в связи с ней.

Дмитрий Аграновский: Ростислав Владимирович, Александр Захарченко сказал, что в ответ на блокаду Донецка и Луганска он тоже объявляет блокаду Украины, что это будет иметь для Украины гораздо более тяжелые, можно сказать катастрофические, последствия. А вы что думаете об этом? Насколько это возможно и насколько, действительно, последствия для украинской экономики будут чувствительными?

Ростислав ИщенкоРостислав Ищенко: Ну, во-первых, это не только возможно совершившийся факт, потому что, если я блокирую торговлю с вами, то вам, в общем-то, и не надо ничего предпринимать. Вы можете просто объявить, что вы таким же образом блокируете торговлю со мной. Блокада все равно существует, она же не действует только в одном направлении, ведь эшелон с углем и металлом оттуда не пропускают. Следовательно, Захарченко просто констатировал факт. Что касается последствий для Украины, то можно просто обратиться к оценке украинского правительства, которое говорит о минимум миллиардных потерях для бюджета в долларах и о потерях платежного баланса примерно в два-три миллиарда долларов. Ну, это только навскидку потери.

Потом понятно, что предприятия, которые не получают сырье, будут останавливаться. Это, в общем-то, уже происходит. Следовательно, это тянет за собой длинную цепочку: сокращение дальнейшего поступления в бюджет, потеря рабочих мест, рост национального напряжения и так далее. По большому счету сам факт блокады со стороны Украины — все равно, что взять и застрелиться, только более мучительно.

Дмитрий Аграновский: Но при этом мы помним ситуацию с блокадой Крыма, которая, на мой взгляд, имела исключительно положительный эффект — мы были вынуждены быстрее помогать Крыму и с производством электроэнергии. А вот как вы думаете на Донбассе, возможно что-то подобное? Блокада подтолкнет Россию к каким-то решительным действиям?

Ростислав Ищенко: Ну, во-первых, сам факт введения внешнего управления и есть определенные решительные действия, потому что предприятиям надо торговать. Кстати здесь  вопрос национализации не является панацеей для решения этой проблемы, потому что национализировать вы можете все, что угодно. А вы потом продайте продукцию с этих национализированных предприятий. Следовательно, для предприятий просто создаются другие цепочки торговли. Поскольку торговать эти предприятия в основном могут только с Украиной, почему они, собственно, и оставались в украинской собственности, либо часть из них с украинским сертификатом соответствия продавала свою продукцию на международных рынках. Следовательно, в основном тот же уголь будет поступать на Украину, он просто нигде больше никому не нужен, этот уголь Донбасса. Просто будет поступать дороже. У нас был прецедент, когда еще Ющенко начал задумываться, а Янукович реализовал историю со словацким газом. Украина покупала газпромовский газ и называла его словацким, платила дороже, «Газпром» свои деньги получал, словаки свои деньги получали, и всем было хорошо. Если вы хотите, чтобы этот уголь назывался российским или южноафриканским, то, пожалуйста. За ваши деньги любой каприз.

популярный интернет




comments powered by HyperComments
Популярное Видео




Декабрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Ноя  
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031