Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко в беседе с ведущим передачи «Украинский вопрос» Борисом Костенко рассказал, почему ситуация на Украине реально отличается от происходившего в Приднестровье, Чечня, Абхазии с Осетией и Донбассе.

Ростислав Ищенко«Надо же понимать, что Украина – это не Приднестровье, не Чечня, не Абхазия с Осетией, не Донбасс, где в сложных условиях в свое время, в условиях войны, конфликта, разрушения политических и административных структур, жило ограниченное число населения – от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен тысяч, или сейчас в Донбассе до 4 млн. Меньше, наверное, сейчас там 2,5-3 миллиона, но когда-то там жило на территориях ДНР и ЛНР 4,5 миллиона.

Это все-таки ограниченное количество населения, которое можно за счет внешней подпитки ввести в цивилизованное русло, как только погашен конфликт. А на Украине даже с учетом всех демографических потерь живет минимум 30 млн, а то и 35 млн человек на данный момент. Это огромное государственное образование, которое просто невозможно содержать за счет внешних вливаний. И для того, чтобы стабилизировать там ситуацию, давайте себе представим: сейчас там порядка 600 тысяч вооруженных людей только в государственных структурах. Которые тоже являются условно государственными, потому что, по большому счету, это такая полурегулярная и полуиррегулярная армия. Там даже полиции две, которые друг с другом не мирятся: старая полиция и новая полиция, не говоря уже об армии.

Плюс, как я уже сказал, куча бандитов, которых государство вроде бы считает незаконными вооруженными формированиями, но которых оно не может ни разоружить, ни ввести в какие-то законные рамки. То есть оно с ними просто мирится и с их действиями мирится, и не только когда они сейчас блокируют Донбасс, и когда они Крым блокировали, и когда они блокировали автомобильные перевозки через Украину – оно просто с ними ничего не может сделать. И когда они янтарь в Ровенской области добывают незаконно и контрабандно – тоже мирятся. И когда они фактически в Закарпатье сделали  открытую границу и живут с контрабандой – тоже государство мирится.

Давайте посчитаем: если там свыше полумиллиона до зубов вооруженных людей, которые не могут кормиться иначе как со своего оружия, сколько туда надо отправить войск, чтобы просто их хотя бы разоружить? Я понимаю, что регулярной армии надо меньше, но это все равно 100-200 тысяч. Это первое.

Второе: практически нет государственных силовых структур. Они как были уничтожены в феврале 2014 года, так сейчас от них осталось только жалкое подобие. Вы можете найти людей, можете одеть их в красивую форму, можете назвать их хоть новой полицией, хоть старой полицией, но если они свои функции выполнять не в состоянии – бороться с бандитизмом… А как они будут бороться с бандитизмом, если бандиты приходят прямо в здание суда и освобождают там своих друзей, которым светят сроки до 10, до 15 лет? Или когда освободили милую девушку Заверуху, которая просто грабила заправку со своими друзьями и перестреляла милицейский патруль. Ее же освободили из СИЗО, выпустили под подписку о невыезде, до решения суда – и там решение суда будет. Их вина доказана, они ее признали – ничего, на свободе все.

То есть силовые структуры не работают. Значит, помимо армии туда надо отправить какую-то полицию, которая будет до формирования местной поддерживать порядок. Где ее взять и сколько ее надо? Сейчас у Авакова 300 тысяч человек, которые не могут навести порядок. Ну ладно, можно отправить профессиональных, но все равно не менее 100 тысяч. А надо понимать, что они будут действовать в условиях вооруженного сопротивления.

Дальше. Надо создать административные структуры вместо разрушенных. Потому что то, что там сейчас, это не администрации, а какие-то названия должностей. Это какие-то люди, которые сидят в креслах, но это не люди, которые могут нормально выполнять свои функции. Где найти такое количество администраторов? Это же тоже не один десяток и не одна сотня тысяч человек».

популярный интернет

comments powered by HyperComments
Популярное Видео