Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко вместе с экспертами в студии программы «Вечер» ответил на вопросы ведущего Владимира Соловьева о том, что ждет Украину в ближайшем будущем и о том, как страны Евросоюза реагируют на ситуацию с украинскими эмигрантами.

Ростислав ИщенкоРостислав Ищенко: Понимаете, в принципе межгосударственные отношения они мало чем отличаются от межличностных, семейных, соседских отношений. Они только более циничны и прагматичны, и менее эмоциональные.

Чтобы понять, что там происходит, давайте рассмотрим ситуацию, когда мы с вами живем в соседних домах, а между нами участок соседа-алкоголика. И вот он вам через забор то мусор перебросит, то камень перебросит, то яблоки ваши стырит. А я говорю: «Знаешь, Володя, он говорит, что яблоки твои сами ему через забор упали, и камень ты первый бросил. Ты как-то помирись, не бывает такого, что один человек виноват. Наверное, в чем-то вы оба виноваты. Примите соглашения и их выполняйте». А потом соседа посещает «белочка», он обливает свой дом бензином и начинает чиркать спичками. Вот тут мне становится плохо, потому что я понимаю, что ветер-то может и в мою сторону подуть, и домик мой сгореть может.

Вот сейчас Европе стало плохо. Причем ей стало хуже еще от того, что с Российской стороны-то есть какой никакой буфер, там есть народные республики и их может стать больше. И все эти банды вооруженные, которым надо чем-то кормиться и которые не ходят по Киеву, не улыбаются и не сидят в ресторанах, а ездят на танках, они кормиться пойдут в Европу. Потому что на Восток они попытались сходить, а оттуда трупы возвращаются, а не имущество. Вот сейчас Европа забеспокоилась, поэтому она прозрела, открыла глаза и говорит: «Ребята, так вы же блокаду сами организовали. Ребята, так вы же минские соглашения сами не выполняете. Ребята, так мы же требуем. Ребята, так мы же денег не дадим и так далее».

Но с моей точки зрения, это прозрение наступило с опозданием. Теперь Европе надо думать не о том, как сохранить и федерализировать Украину в рамках минских соглашений, а о том, как собственный буфер на украинской границе выстраивать. Потому что, в общем-то, Донбасс уже начал полноценную интеграцию в Россию, а после этой блокады, после того, как предприятия начали переориентацию, там уже ничего не поменять. А вот как там будет Польша, Германия, которая за ней находится, защищаться от миллиона беженцев. Сейчас поляки начали менять свои миграционные законодательства. Причем сегодня они официально заявили, что они меняют его для того, чтобы защититься не только от африканских и азиатских беженцев, но и от экономических беженцев с Украины.

Я просто не могу согласиться со своим уважаемым другом и коллегой Сергеем Марковым, который сказал врать не надо. Потому что как раз то, что они врут это и хорошо. Потому что они искренне считают, что так надо себя и вести для того, чтобы достичь успеха. Дискуссию по поводу боевой авиации слышали, да? А теперь представьте себе, что они ведь точно также приезжают в МВФ, им говорят: «Где деньги?», а они: «Какие деньги?». Им опять: «Ну, транш вы получали?», а они: «Какой транш?». А потом случается обратная картина. Они приезжают в МВФ и говорят: «Транш», а им отвечают: «Какой транш?». Потом они говорят: «Нам деньги нужны», а им: «Какие деньги?». И так продолжается уже скоро два года.

Понимаете, ведь нет проектов несостоятельных изначально. Есть люди, которые не умеют довести до конца проект, который мог бы существовать. В свое время состоялась Швейцария, в значительно худших условиях, чем Украина. В свое время состоялись Нидерланды, в значительно худших условиях, чем Украина. Могла бы состояться и Украина, но для этого нужно, чтобы там жили голландцы, швейцарцы, а не клоуны, которые приезжают и говорят: «Какая авиация? Какой самолет? Какие деньги? Какие транши?». К сожалению так и происходит. Поэтому, как сейчас они говорят: «Какие люди? Какие беженцы?» притом, что уже поляки посчитали, что у них работает полтора миллиона законных и нелегальных иммигрантов с Украины. А в России, по пересечению границы, легально три миллиона, а по оценке пять миллионов. А в сумме это шесть с половиной только Польша дает. А потом они будут спрашивать, где люди, где страна. А им ответят, что их предупреждали. А они ответят: «Кто предупреждал?»

популярный интернет




comments powered by HyperComments
Популярное Видео