Беспрецедентно дерзкое и агрессивное высказывание в связи с событиями в Карабахе сделал президент Турции: по словам Эрдогана, «недопустимо» требовать прекращения огня в регионе. Это прямо противоречит не только традиционной политической риторике, но и совместному заявлению президентов России, Франции и США. Почему турецкий лидер почувствовал себя вправе говорить таким образом?

В четверг лидеры России, Франции и США обнародовали совместное заявление, в котором самым решительным образом потребовали немедленно прекратить огонь в Нагорном Карабахе.

«Мы также призываем руководителей Армении и Азербайджана незамедлительно взять на себя обязательства добросовестно и без выдвижения предварительных условий возобновить переговоры по существу урегулирования при содействии сопредседателей Минской группы ОБСЕ», – говорится в заявлении. Напомним, что все эти три государства как раз и состоят в Минской группе, которая с середины 90-х годов пытается помирить Армению и Азербайджан – пока тщетно. Кроме того, Владимир Путин, Эммануэль Макрон и Дональд Трамп вместе выразили соболезнования семьям тех, кто погиб или ранен в Карабахском конфликте.

Стоит отметить, что это было первое совместное заявление лидеров трех держав за последние семь лет. Последний раз лидеры России, США и Франции ставили вместе свои подписи под общим коммюнике в далеком 2013 году – по итогам саммита «большой восьмерки». В том совместном заявлении, к слову, речь шла о войне в Сирии.

А всего за полчаса до публикации заявления Путина, Трампа и Макрона и, вероятно, уже зная его содержание, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган попытался огрызнуться в сторону сразу всех трех своих коллег. «Недопустимо, что теперь Минская группа требует прекращения огня в Нагорном Карабахе. Они должны требовать, чтобы Армения сначала вышла с оккупированных территорий Нагорного Карабаха», – заявил Эрдоган с трибуны парламента республики.

По словам Эрдогана, которого цитирует ТАСС, Анкара «продолжит поддерживать Азербайджан на основе принципа «два государства, одна нация». Кроме того, турецкий лидер выступил с призывом к Еревану «отказаться от потока лжи и дезинформации в отношении Турции».

«Эрдоган, конечно, силен. Взял и гневно отверг призыв трех сопредседателей Минской группы к прекращению войны.

Ну хотя бы честно, без лицемерия – мы не за мир!» – не без сарказма написал по этому поводу телеграм-канал журнала «Россия в глобальной политике».

Можно сказать, турецкий лидер риторически пошел наперекор всей политической традиции современности – ни один политик не высказывается публично в пользу военных действий, даже если желает их. Эрдоган же напрямую поддержал войну в Карабахе.

В интервью газете ВЗГЛЯД главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов заметил, что Эрдоган ведет себя как человек рисковый. «Эту войну, судя по всему, азербайджанская сторона отчасти инициировала при одобрении и даже активном поощрении Турции. Цель Эрдогана в том, чтобы стать одним из основных патронов региона как раз в обход Минской группы, чтобы, сломав существовавшие форматы, ворваться в этот регион в качестве ведущего игрока», – предположил политолог.

В случае Карабаха интересы Москвы, Парижа и Вашингтона совпали, отметил эксперт. «Все сошлись на необходимости четко обозначить позицию, попробовать повлиять на противоборствующие стороны и на тех внешних игроков, которые сейчас активны, а именно на Турцию», – убежден эксперт.

Спустя несколько часов МИД России, не называя Эрдогана по имени, выпустил комментарий, в котором расценил как «безответственные» воинственные действия «третьих сторон», которые могут спровоцировать дальнейшую эскалацию насилия в Закавказье.

Эрдоган ведет себя все более дерзко и в отношении других соседей по всему периметру турецких границ, напоминает глава центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Кирилл Семенов. «Это его стиль. Остановить его никто не может. Но в данном случае президент Турции уверен, что правда на его стороне – с учетом всех резолюций ООН о том, что Карабах является частью Азербайджана. Поскольку официально это признают все, у Эрдогана в данном случае нет необходимости стесняться. Отсюда его уверенный тон», – пояснил Семенов газете ВЗГЛЯД.

Эрдоган, в свою очередь, воспользовался тем, что Минская группа в последние годы, по сути, бездействовала. Озвучивались «мадридские тезисы», которые предусматривают, что Армения должна для начала вернуть Азербайджану без условий пять районов, окружающих Карабах, но так ничего и не было сделано, напомнил Семенов.

Политолог предрекает, что боевые операции в регионе будут вестись до тех пор, пока силы не будут исчерпаны и потери не превысят какой-то лимит. «Не верю, что Баку удастся захватить все территории Карабаха. Возможно, удастся взять некоторые территории, но потом снова будет заключено перемирие», – полагает эксперт.

Эрдоган исходит из того, что все подписанты – Путин, Трамп и Макрон – пока нуждаются в Турции как в партнере, со всеми у него есть общие интересы, считает гендиректор РСМД Андрей Кортунов. «В отношении России есть Сирия, астанинский процесс, нежелание разжигать конфликт в Ливии. Есть экономические и иные интересы. В отношении США тоже понятно. Турция остается одним из наиболее значимых членов НАТО, и ссориться с Эрдоганом накануне выборов – значит давать демократам повод обвинить Трампа в развале НАТО. А Макрон – это Европа, которая тоже зависит от Турции. Анкара в любой момент может спровоцировать новый миграционный кризис в Евросоюзе», – пояснил Кортунов газете ВЗГЛЯД.

Тем не менее политолог убежден, что слова Эрдогана отчасти блеф, «потому что президент Турции даже больше зависит от этих трех лидеров, чем они от него». «Это стилистика турецкой внешней политики, которая проявляется не только в контексте Нагорного Карабаха, но и в попытке, к примеру, поделить Восточное Средиземноморье между Анкарой и Триполи», – подчеркнул Кортунов.

Стоит отметить, что уже к вечеру позиция Анкары начала меняться. Вопреки требованиям Эрдогана, его собственный министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу высказался как раз таки за «немедленное прекращение боевых действий». Об этом говорится в их общем с российским коллегой Сергеем Лавровым заявлении. Кроме того, оба министра подчеркнули «недопустимость вовлечения в конфликт боевиков незаконных вооруженных формирований из других регионов».

Любопытно, какие слова нашел Лавров, чтобы так быстро перевербовать турецкого коллегу?

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы