БАГДАСАРОВ: Я на «Воскресном вечере» говорил достаточно подробно об Афганистане, но регламент там не позволяет развернуться. На самом деле, то, что сейчас будет происходить в этой стране, оно касается непосредственно нас. Вся наша проблема, что мы зачастую на одни и те же грабли наступаем несколько раз – нет гибкости. Я помню, когда я был в исполнительной власти, только что пришел в министерство по делам СНГ, был начальником управления по трем государствам, я обратил внимание – люди, отвечающие за то или иное направление, зачастую смотрят очень ограниченно, я бы сказал локально, они смотрят как приблизительно судьи, как ты говоришь.

СемёнаБагдасаровТо, что сейчас происходит в Афганистане, может касаться и нашей безопасности. С одной стороны, Афганистан от нас очень далек, у нас нет 2,5 тысяч границ, как было с Советским Союзом, лететь до Кабула часов пять, то есть тысячи  и тысячи километров. Афганистан больше касается так называемых наших союзников, которые, смотришь, что они делают, на союзников не очень похожи. Это в первую очередь самая большая граница – 1343 километра – это афганская граница, Узбекистан – маленькая граница – 170 километров по Амударье, хорошо известный мост, и, в общем, там понятно. Это их касается.

Я сейчас буду говорить вещи, которые могут кому-то не понравиться в большом руководстве, что их безопасность – это наша безопасность. Я всегда задаю вопрос, если это так, то можно задать такой вопрос: а они сами что делают для обеспечения безопасности. Руководитель одной страны, где, как ты говоришь, что хороший плов кушают, он часто говорит, что нам ничего не угрожает из Афганистана, все хорошо. Все отлично. Значит, все нормально. А в Афганистане, если объективно посмотреть, — самая большая сила, которая воюет против, – это движение «Талибан». Я сейчас всех их охарактеризую, чтобы понять. Движение «Талибан» на сегодняшний день – максимум 50 тысяч человек. Это достаточно эффективная военно-политическая структура, которая существует при так называемых шура (совет). Самый большой шура – в Кветте. Руководитель шура Кветте формально является руководителем всего «Талибана». Хотя есть отряды типа хаганы, которые не всегда подчиняются. Контролируют они как минимум 40% территории Афганистана. Это я, на самом деле, принижаю, их на самом деле больше.

Семен Багдасаров: Афганистан — это не наша война 12.09.2017

Практически всю сельскую местность, особенно на юге и на юге-востоке, где живут пуштуны. Это абсолютно пуштунская организация, хотя там есть и узбеки, и таджики и хазарийцы, и другие, но это меньшинство. Цель предельно простая – изгнать все чужеземные войска. Даже когда лидер исламской партии Афганистана, который еще с нами воевал, в Лондоне относительно недавно подписывает соглашение, и там пункт: обязательный уход всех иностранцев. Подразумевается, естественно, американские войска и эта коалиция.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео