За эти несколько месяцев, пока было объявлено перемирие, отряды оппозиции, Джебхат ан-Нусры и родственных ей организаций использовали переходы Азаза и Джал Абруз для переброски с территории Турции в район Алеппо от 8 до 12 тысяч боевиков с соответствующим вооружением и техникой, после чего перешли в контр-наступление. Сейчас сирийские власти, поняв, что Алеппо все равно придется брать, готовят на этом направлении серьезную военную операцию.

СемёнаБагдасаровДо войны Алеппо был городом-«трехмиллионником», теперь по разным данным мирного населения там осталось от 250 до 300 тысяч человек. Именно поэтому и делаются эти гуманитарные коридоры, чтобы оттуда смогли выйти мирные жители. Ну и на всякий случай дается возможность уйти тем боевикам, которые захотят покинуть зону боевых действий. А куда они уйдут? Они уйдут или в Идлиб, который находится рядом и контролируется Джебхат ан-Нусрой, или в сторону Турции. После этого начнется военная операция.

Но тут вопрос в другом: Алеппо, конечно, можно брать, но остаются не перекрытыми переходы в Турцию — Азаз и Джал Абруз, особенно Азаз. Не перекрыв их, будет очень сложно вести там военную операцию. Однако решение о ее проведении, похоже, окончательно принято.

При этом надо понимать стратегическое значение Алеппо: это второй по значению город Сирии — ее экономическая столица. Центр Мухафаза Алеппо — это северо-запад страны, 40-45 км до турецкой границы. Тот, кто будет контролировать Алеппо, тот будет контролировать весь Северо-Запад страны. Но в этом случае все равно придется возвращаться к вопросу переходов Азаз и Джал Абруз — их необходимо закрывать. А там все будет очень непросто. Но я надеюсь, что эти позиции удастся скоординировать с курдскими отрядами — а там, на Севере, имеются достаточно серьезные курдские силы.

Так что вопросов здесь много. В том числе по взаимодействию с так называемым квази-государством под названием Федерация Северной Сирии, которому подконтрольна значительная часть провинции Алеппо. И то, что в Женеву для координации действий направляются наши военные, говорит о том, что на территории Сирии в ближайшее время могут возникнуть крупные противоречия между нами и американцами. Они уже есть. Американцы поддерживают так называемую Федерацию Северной Сирии, или вооруженные формирования так называемых сирийских демократических сил, которые сейчас ведут бои в Момбидже и продвигаются в сторону Джал Абруза и Азаза, чтобы объединить три курдских кантона.

По сути там сейчас формируются новые границы этой федерации. На ее территории в данный момент находится до 4 000 военнослужащих стран НАТО, половина из которых американцы, остальные — военнослужащие Дании, Франции, Германии и Великобритании. За полтора-два месяца для отрядов оппозиции ими было переправлено 150-200 тон военных грузов НАТО. Так что любая несогласованность в организации боевых действий в этом регионе может привести к самым нехорошим последствиям.

Тут очень важно понимать где чья зона ответственности. Ясно, что отряды сирийских демократических сил, поддерживаемых США, будут стремиться самостоятельно взять Джал Абруз и Азаз, чтобы объединиться с Африном. В этом случае около 90 км сирийско-турецкой границы будет контролироваться Федерацией, или проще говоря сирийскими курдами. У сирийского правительства под контролем останется лишь малый кусочек этой границы. Но так как мы все же выступаем на стороне Дамаска, то в связи с этим сразу возникает множество вопросов по поводу того, как нам правильно действовать.

comments powered by HyperComments
Андрей Фурсов: мир будущего