Багдасаров: Есть такая провинция Гильменд в Афганистане — это юг, основная наркопровинция, где выращивается этот опиумный мак. Есть несколько маршрутов: северный маршрут — это к нам, западный маршрут — в Иран, и на юг — еще в сторону Карачи через Пакистан идет. Есть еще попытка наладить наркотрафик в сторону Китая в Синьцзян-Уйгурский автономный район, но там не очень получается, китайцы, в отличие от нас, границу свою охраняют. СемёнаБагдасаровА мы вот, к сожалению, ушли в свое время с таджикско-афганской границы, что было глупейшим решением, это решение было в 2005 году, но это особый вопрос. Затем этот опиум-сырец перебрасывается в афганскую провинцию Бадахшан, афганский Бадахшан, не путать с Горно-Бадахшанской автономной областью, пограничной таджикской провинцией, так и хочется сказать «своей», потому что я долго там по службе находился и был награжден орденом «За личное мужество» в свое время. И там уже, так называемые, лаборатории — это громко звучит, но это такие сооружения, где из прекурсоров, это специальные химические добавки, готовят героин. А потом — через Пяндж все это переправляется в Таджикистан, из Таджикистана идет в южный Кыргызстан, из южного Кыргызстана идет на север Кыргызстана, затем идет в Казахстан, из Казахстана идет к нам. Можно вопрос? Как можно перебросить такое огромное количество наркотиков без поддержки властей этих государств, ты можешь мне объяснить? Ты веришь в это? Речь идет о сотнях тонн. Я же привел в героиновом эквиваленте, на самом деле о сотнях тонн. 350-450 и больше тонн.

Семен Багдасаров: Для перекрытия наркотрафика нужна политическая воля 14.09.2016

comments powered by HyperComments