В Аль-Каиме действительно может находиться некий удаленный командный пункт, — считает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — Известно, что на границе с Сирией и Ираком существует разветвлённая сеть туннелей. Возможно, приграничный город лидеры «халифата» используют для того, чтобы укрываться от авиаударов.СемёнаБагдасаров Но пока не взяты Ракка и Мосул трудно говорить о поиске каких-то других опорных пунктов боевиков. Хотя, возможно, неудачные маневры американцев в районе Абу-Кемаля в сирийской провинции Дейр-эз-зоре — как раз недалеко от Аль-Каима — связаны не только с созданием оппозиционной платформы на юге Сирии, но и с попыткой отсечь транзит боевиков через границу.

Что касается руководства ИГ, то за последнее время оно действительно понесло потери. Так, в октябре 2015-го вроде как был ликвидирован второй человек в ИГ — старший офицер военной разведки саддамовского Ирака Абу Муслим аль-Туркмани (он же Фадель Ахмад Абдулла аль-Хийали). В марте 2016 — как раз недалеко от сирийско-иракской границы, был убит сменивший его на этом «посту» Абу Аля Аль-Афри. До сих остается неясной судьба самого «халифа» Абу Бакра аль-Багдади: то ли он был убит в июне этого года, то ли ранен и вывезен на лечение. Но! Скамейка запасных у ИГ довольно-таки внушительная. Тот же аль-Багдади — это один из идеологов движения, а планированием операций и т. д. занимается военный совет шуры, куда входят офицеры саддамовской армии и члены партии БААС.

Ситуацию в Ираке (да и в Сирии) осложняет и то, что местные сунниты зачастую поддерживают «халифат», поскольку они же видят, какую резню устраивают шиитские отряды в их районах. Скажем, иракский суннитский муфтий, шейх Рафи аль-Рафайинедавно заявил, что у Ирака есть две беды — «Исламское государство» и шиитские ополченцы «Хашд аш-Шааби». Поэтому даже если иракским ВС при поддержке США и Ирана удастся взять Мосул и зачистить ряд других территорий, это не означает, что потом в суннитских районах вновь не активизируются радикальные группировки. Тем более что президент Иракского Курдистана Масуд Барзани прямо говорит, что Ирак все равно будет поделен на три части — суннитскую, шиитскую и курдскую. А это означает новую вооруженную борьбу за спорные территории, например, за богатый нефтью Киркук.

comments powered by HyperComments