В Сирийском Курдистане борются за влияние партия «Демократический союз» от РПК и Демократическая партия Сирийского Курдистана — филиал иракской Демократической партии Курдистана Масуда Барзани, который, как известно, находится в весьма хороших отношениях с Эрдоганом, — поясняет директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров.СемёнаБагдасаров— Обе партии имеют аффилированные с ними более мелкие организации. Именно этим объясняются сообщения СМИ о том, что некоторые курдские партии недовольны федерализацией Сирии. Но вообще, и «Демократический союз», и Демократическая партия Сирийского Курдистана не против федерализации, главный вопрос — под чьим руководством автономия будет создана.

На мой взгляд, именно федерализация была бы выходом из сирийского тупика. Асад, вероятно, не хочет идти на компромисс, договариваться с оппозицией и делиться с ней властью (этого не хотят и иранцы), но его надо заставлять, в том числе договариваться и с Саудовской Аравией. Тогда никакого ввода турецко-саудовских войск в Сирию не будет. Поясню.

В Сирии есть ряд не занесенных в террористические списки группировок, подконтрольных саудитам. Если будет решено, что их представители войдут в правительство, будет создана суннитская автономия (до войны 80% суннитов находились в несколько приниженном положении), то тогда действительно возможно урегулирование ситуации. В конце концов, такое федеративное устройство уже существовало. Напомню, что в 1920-х годах на просторах Арабского королевства Сирия были образованы Государство Дамаск, Государство Алеппо, Государство Алавитов (известное как Санджак Латакия), Джабаль аль-Друз (государство друзов), Санджак Александретта (ныне южная турецкая провинция Хатай) и Великий Ливан. Не было курдской автономии, поскольку Франция, чтобы не портить отношения с Турцией, отказала делегации курдов, армян и ассирийцев.

В нынешней ситуации в САР ясно вырисовывается курдская автономия со своей системой трех кантонов. Алавитская, суннитская — со столицей Алеппо, и, возможно, друзская автономии, а также Дамаск — центр, который, в принципе, должен заниматься обороной и внешней политикой. Правда, Турция при таком варианте, как говорится, остается с носом.

Поэтому Эрдоган, наверное, попробует усилить поддержку боевиков через Джараблус и Азаз, ведь российская авиация, судя по всему, по ИГ * и «ан-Нусре» ** не будет работать так активно, как было прежде, но войска вводить не будет. Тем более что внутри самой Турции идет самая настоящая война, которая не утихает, а наоборот — только набирает обороты.

— 8 марта министр внутренних дел Турции Эфкан Ала объявил об окончании операции по борьбе с терроризмом в районе Сур провинции Диарбакыр, продлившейся 103 дня. Было объявлено, что в результате вооруженного конфликта были убиты 290 членов турецких сил безопасности и в общей сложности 1250 партизан РПК.

— Да, а турецкий Генштаб объявил о завершении операции в Джизре и Суре, однако тотчас анонсировал начало зачистки восточных провинций Хаккари и Мардин. В свою очередь, Рабочая партия Курдистана (РПК) объединила девять левых движений Турции в единый фронт «Объединенное революционное движение народов» и заявило о намерении «сравнять с землёй фашистскую диктатуру» правящей партии Эрдогана — Партии справедливости и развития. Курды говорят, что когда в горах растает снег на перевалах, партизанская война многократно усилится, мол, мы спустим своих бойцов, и они войдут во все города…

— Новый курдский альянс может достигнуть успеха, ведь в Джизре и Суре, судя по заявлениям турецких властей, они потерпели поражение…

— Турецкое МВД делает пропагандистские заявления, чтобы показать, что режим Эрдогана эффективно борется с РПК, турецкие СМИ также необъективны. Однако если посмотреть ролики независимых источников из районов, где ведутся боевые действия, станет ясно, что и в Джизре, и в Суре никто складывать оружие не собирается.

comments powered by HyperComments