Президент России Владимир Путин отдал приказ о выводе основной группы ВКС РФ из Сирии. Это решение было принято на основе данных по итогам работы российского контингента в этой жаркой стране. Вопрос: «Это мы поторопились?»СемёнаБагдасаровСемен Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник запаса:

 «Русские-то все равно уходят…»

— Не слишком ли поспешно мы уходим из Сирии? Знаете, мне почему-то сразу вспоминается 1987 год, Афганистан, когда была объявлена политика национального примирения. И вот сейчас что-то похожее…

Тогда за некое время этого национального примирения свыше ста небольших, мелких отрядов тоже подписали соглашения о перемирии.

Да, это было три с небольшим тысячи человек, 100 отрядов, я точно помню – 4,7 процента от всех боевых формирований, – то есть почти ничего.

Крупные формирования тогда не шли на переговоры и ничего не подписывали, говоря, что русские-то все равно уходят. А мы тогда как раз действительно заговорили о возможности выхода наших войск из Афганистана.

В свою очередь, и Наджибулла тогда говорил: «Вы же все равно уходите, вот и давайте, уходите, а я сам здесь разберусь. Не будет никаких проблем».

Нам это ничего не напоминает?

«Всё вернется к ситуации сентября 2015 года»

Вот и в Сирии через 3-4 месяца всё вернется к ситуации сентября 2015 года, то есть на круги своя, и опять возникнет угроза взятия Дамаска. Ведь не заблокированы и не взяты ни курдами, ни Дамаском два сирийских перехода Аазаз и Джараблус.

Что касается Алеппо, то как была его значительная часть под контролем бандитов, так и остается, и Идлиб, причем как провинция, так и город – то же самое.

О решении каких задач тут можно говорить? По-моему, решена только одна задача: в течение месяца-двух мог пасть Дамаск, а мы не позволили это сделать…

«Мы за 3-4 месяца отбомбимся, вся эта шушера разбежится…»

Мы все время останавливаемся на полпути, — и это касается и Тбилиси в 2008 году, и Донбасса, и вот теперь Сирии…

Нас почему-то не хватает на то, чтобы всё было доведено до конца. Нас опять подвело отсутствие анализа, отсутствие долгосрочного планирования и моделирования ситуации.

Я думаю, что было такое понимание: мы за 3-4 месяца отбомбимся, вся эта шушера разбежится, а Асад установит контроль. То есть будет как в 2011 году.

Но теперь это невозможно, и в основе всего был неправильный анализ и неправильное прогнозирование ситуации.

«Последует новая фаза большой региональной войны!»

Раз уж мы пришли в Сирию, то должны были выполнить задачу: закрыть границу с Турцией, при нашей помощи освободить Алеппо и Идлиб и т.д. А что теперь?

А теперь с выводом нашей группировки как минимум последует новая фаза большой региональной войны!

Готовы ли мы к этому с учетом отрыва сирийского театра военных действий от наших основных баз? Вот это и не было просчитано, это же очевидно.

«Как на Асада будет влиять Иран, та же «Хэзболла»?»

Мы искренне полагаем, что Асад будет слушать то, что ему говорит Россия. Но как на Асада будет влиять Иран, как на него будет влиять та же «Хэзболла»?

Еще три года назад я говорил, почему Асад никогда не уйдет. Такова специфика алавитской  общины, их психология и т.д., но ничего этого сегодня так и не было просчитано…

«Еще более странная ситуация будет в случае, если мы вернемся…»

Но еще более странная ситуация будет в случае, если мы либо вернемся (для чего?), либо начнем какие-то действия — скажем, наносить удары «калибрами» силами Каспийской флотилии.

Вообще, сопровождение войск осуществляется не «калибрами», ракетами — для этого существует авиация. А ракеты, надо заметить, особого сопровождения не требуют, можно отбомбиться где-то там…

Поэтому тут очень много дополнительных чисто военно-технических вопросов.

«Эрдогану теперь стало значительно удобней»

Зато Эрдогану теперь стало значительно удобней. Он сейчас в Турции разовьет кампанию, мол, вот видите, какой я хороший, потому что добился того, что русские уходят из Сирии!..

Конечно, и наш самолет тогда был сбит не просто так, не от нечего делать. Это же был намек нам: ребята, может, вы теперь все-таки захотите отсюда уйти?

Так что и сбитый самолет, и вывод наших войск из Сирии — всё это идет на пользу Эрдогану, потому что укрепляет его авторитет как лидера Турции.

«Это же было в зоне ответственности нашей авиации!»

Вот мы сейчас уходим… то ли уходим, то ли еще не совсем уходим, бог его знает… Например, я не знаю, что такое «основная часть наших ВКС», сколько это – 30, 50 самолетов?

А кто сейчас будет оказывать сирийской армии или тем же курдам, которые там ближе, авиационную поддержку для взятия под контроль Аазаза и Джараблуса? Это же было в зоне ответственности нашей авиации!

Я все-таки надеюсь, что там останется какое-то количество наших самолетов, которые и будут отказывать эту поддержку.

А если не будут, тогда господин Эрдоган с территории Турции будет позволять «Джебхат ан-Нусре» и кому угодно проводить в сторону Алеппо через Аазаз еще большее количество боевиков и усиливать там свое влияние!

«У нас в Сирии изначально были странные союзники»

Что касается Ирана, то иранцы тоже начали поговаривать о выводе своих войск. Ведь президент Ирана Хасан Рухани сказал, что хотя у нас хорошие отношения с Россией, но разные военные интересы…

Да и наши интересы, как я уже давно говорил, не совпадают с интересами иранской «Хэзболлы». Интересы Ирана — это «шиитская дуга», а нам она сто лет не нужна, эта «шиитская дуга» — Иран, Ирак, Сирия и «Хэзболла» в Ливане!

Поэтому наши интересы не совпадали с интересами Ирана, и вообще, у нас в Сирии изначально были какие-то странные союзники.

«Это тоже плохо…»

Что касается того, что наш вывод войск застал США врасплох… ну, наверное, они, может, догадывались, может, не догадывались… Да, сейчас они будут анализировать, сколько мы уводим самолетов, чего-то там еще и т.п.

Но дело в том, что страна номер один, которая и в этом регионе считалась монополией — США, после такого нашего политического заявления таковой и осталась, а это тоже плохо…

comments powered by HyperComments