Главной темой намеченных на 10 марта переговоров российского и турецкого лидеров станет Сирия. Такой прогноз дал «Парламентской газете» директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров

СемёнаБагдасаров— Семён Аркадьевич, каковы, на ваш взгляд, основные цели визита президента Турции Реджепа Эрдогана в Москву?

— Помимо сугубо экономических вопросов, таких как строительство газопровода «Турецкий поток» и атомной электростанции «Аккую», главной темой предстоящих переговоров, очевидно, станет сирийский вопрос.

Наиболее сложным аспектом в нём на сегодняшний день является ситуация вокруг города Манбидж. Там на небольшой территории ведут боевые действия правительственная армия, вооружённые силы Турции, курдские отряды самообороны, контролируемые партией «Демократического союза» (ПДС), а также американские войска. Причем там, где действуют подразделения Башара Асада, присутствуют и российские специалисты.

Нынче эта территория является важнейшим полем битвы. Изначально Эрдоган нацеливался совместно с американцами взять сирийский город Ракку, однако сейчас, как стало понятно, это сделать невозможно. Поэтому Анкара для того чтобы разрушить созданную ПДС Федерацию Северной Сирии, стремится получить контроль над Манбиджем.

Можно ожидать, что турецкий президент попытается уговорить Москву пойти на компромисс по вопросу Манбиджа. При этом нужно отметить, аналогичные шаги уже были предприняты турецким руководством в диалоге и с американцами.

— Насколько сложна сейчас ситуация вокруг Манбиджа?

— Манбидж — это западный берег реки Евфрат, которая играет для Сирии стратегически важную роль с точки зрения водных ресурсов, сельского хозяйства и тому подобное.

Сейчас Турция контролирует 2000 квадратных километров сирийской территории, однако военных возможностей для взятия Манбиджа, как показал семимесячный штурм Эль-Баба, у турецкой армии явно недостаточно.

— Отвечает ли интересам России возможное содействие туркам в решении этого вопроса?

— В данный момент Россия присутствует в Сирии по приглашению правительства этой страны и, соответственно, является союзником Дамаска.

Думаю, что в такой сложной ситуации бросаться из крайности в крайность нельзя — мы можем лишиться старых союзников, не приобретя при этом новых.

К тому же в районе Манбиджа, как уже отмечалось, присутствуют силы ПДС, поэтому, если мы закроем глаза на активные военные действия Турции там, то это дискредитирует Россию в глазах курдов, сыграет на руку американцам, которые смогут в дальнейшем развивать мысль о том, что Москве нельзя доверять.

— Может быть, есть вероятность прогресса по политическому аспекту сирийского урегулирования?

— Возможно продвижение в рамках переговоров, начатых в Астане. Когда всё начиналось, в столицу Казахстана приехали представители тех военизированных структур, которые мы в своё время выпустили из Восточного Алеппо по просьбе турецкого руководства. Удалось достигнуть договорённостей по перемирию.

Однако и в этом формате не всё так просто — на первую встречу приехали представители 14 или 15 организаций из 21-й, а на последнюю — уже всего 9. Все стороны воспользовались временным перемирием и, например, Сирийская свободная армия и «Ахрар аш-Шам» были задействованы в решении задач в Эль-Бабе в рамках операции «Щит Евфрата». Как будет дальше — покажет время.

популярный интернет





comments powered by HyperComments
Популярное Видео