Результаты первого тура выборов нового президента Украины получились, с одной стороны, вполне предсказуемыми, а с другой — совершенно неожиданными.

Предсказуемость заключается в том, что, как это и ожидалось, победитель в первом туре не определился, а, следовательно, понадобился второй тур голосования, который состоится 21 апреля, и в нём будут участвовать два самых сильных, согласно результатам социологических опросов кандидата: Владимир Зеленский и Пётр Порошенко. Порошенко силён за счёт своего административного ресурса, за счёт гигантской системы «вбрасывания голосов». А Зеленский силён тем, что воспринимается населением страны как новый в политике человек, минимально связанный со «старыми» украинскими элитами, насквозь проеденными коррупцией, обманом и грабежом граждан собственной страны. Эти элиты настолько утомили украинцев и настолько надоели им, что как только среди кандидатов в президенты появилось новое и при этом узнаваемое в позитивном плане лицо — его рейтинги стремительно «выстрелили» вверх. Восемь, двенадцать, двадцать процентов, сейчас, по итогам первого тура, получилось уже больше тридцати. Поэтому, когда сегодня кто-то делает удивлённые глаза: какой там ещё Зеленский — это несерьёзно, это же шут, клоун, и его успех объясняется тем, что люди голосовали не за него, а против действующего президента, — я с такой позицией не совсем согласен. Это слишком лёгкое объяснение того, что произошло. Во-первых, за Зеленского массово пришла голосовать молодёжь, что хорошо видно по экзитполам, и этот факт был вынужден признать сам Порошенко, который упрекнул молодёжь в неблагодарности: мол, я добился для вас «безвиза», открыл вам дорогу в Европу, а вы отплатили мне чёрной неблагодарностью. Такое признание Порошенко дорогого стоит, потому что такая порошенковская молодёжь видит, насколько близка ей дорога до Венской оперы, а насколько — до фронта в Донбассе.

А непредсказуемость заключается в том, насколько велик оказался отрыв между первым и вторым номером. Ведь главные усилия действующего президента были направлены против Тимошенко. Их рейтинги всё время колебались примерно на одном уровне, и стратегия Порошенко заключалась в том, чтобы любой ценой не пустить Тимошенко во второй тур. И с этой задачей главком, судя по всему, справился блестяще — он «Тигрюлю» утопил, а сам занял место вслед за Зеленским. Он, я считаю, «украл» у неё в первом туре от двух до трёх процентов голосов. И концепция второго тура была простая: главком против комика, человек, остановивший орды «московских варваров», против человека, который — о ужас! — говорит только на русском языке и даже призывал не гнобить его на Украине. То есть расчёт Порошенко был чрезвычайно простым: сначала утопить Юлю и выйти во второй тур вместе с Зеленским, набрав на 4-5% меньше голосов, а потом обойти этого смешного мальчика, «досыпая» себе при помощи административного ресурса недостающее количество бюллетеней.

Но произошла вещь необъяснимая — разрыв оказался почти в три раза больше, чем ожидалось: не 4-5%, а почти 14%, и теперь непонятно, как его можно устранить, «засыпать». У того же Ельцина в первом туре президентских выборов 1996 года официально было 35,32% голосов — больше, чем у Зюганова. А тут — 16% и почти двукратное отставание! А ведь избиратели и Тимошенко, и Бойко, и Гриценко, и Вилкула во втором туре, скорее всего, будут голосовать за Зеленского — даже если соответствующие договорённости между лидерами не будут достигнуты. Кстати, Зеленский сейчас в таких договорённостях уже не слишком нуждается, о чём напрямую заявляют представители его избирательного штаба, где считают — и, на мой взгляд, вполне справедливо, — что незачем ни с кем делиться своей победой. Тем более, что впереди — назначенные на ноябрь парламентские выборы, по итогам которых и будет формироваться состав нового правительства. Вот тогда и нужно будет договариваться, а не сейчас. Особенно — если результат пока гипотетической «партии Зеленского» не превысит 30% голосов и мандатов в Верховную раду. Всё это в электоральном смысле просто смертельно для действующего президента Украины, у которого не видно никаких легитимных ресурсов для продления полномочий. Чтобы сохранить свой нынешний пост, Пётр Порошенко должен пойти на столь грубую и отчаянную фальсификацию, которая неизбежно приведёт не только к новому Майдану, но и к неприятию со стороны Запада, без поддержки которого сегодня никакая киевская власть существовать не может.

При этом нельзя не учитывать тот факт, что в политической карьере Владимира Зеленского роль известного олигарха Игоря Коломойского была чрезвычайно велика и до сих пор играет ведущую роль. Так, телеканал Коломойского «1+1» накануне выборов показал трёхсерийный фильм «Слуга народа», который, на мой взгляд, во многом способствовал такому феноменальному результату Зеленского в первом туре. Потому что в этом сериале вскрыты все недостатки старой, прогнившей украинской политической элиты, причём не «вообще», а через конкретные образы политиков, чьи прототипы определяются даже чересчур легко. Всё это так. Но говорить, что Коломойский полностью или в какой-то значительной степени будет контролировать Зеленского и определять состав его «команды», я бы не стал.

Потому что после второго тура, если Зеленский победит, правительство Гройсмана должно в полном составе уйти в отставку. Включая нынешнего министра здравоохранения, ставленницу Сороса Ульяну Супрун. Это вызовет очень положительную реакцию в украинском обществе. И до парламентских выборов в ноябре, то есть в течение как минимум полугода, Украиной будут править люди, назначенные лично Зеленским в качестве исполняющих обязанности министров и премьера. Это очень серьёзный ресурс. И какой-либо нехватки в кадрах, желающих предложить свои услуги победителю, не предвидится — таковы уж особенности сложившейся за годы независимости украинской политической системы. Тем более что за Зеленским стоит не только Коломойский: задействован целый ряд олигархов и других влиятельных сил, поддерживающих этот «проект». И сам Коломойский, насколько мне известно, не переоценивает степень своего реального влияния на лидера нынешней президентской гонки и не хочет оказаться «украинским Березовским».

популярный интернет

Сейчас читают

Архивы