Презентация Путиным новейших видов российского вооружения в процессе выступления — неожиданная. Могу даже с высокой вероятностью сказать, что она неожиданная для очень многих, включая тех, кто считал, что он знает, каким будет послание. Она резко неожиданная, она, конечно, шоковая для Запада, она достаточно убедительная, сопровождена соответствующей графикой и всем прочим. То есть она была взята на вооружение осмысленно. И я считаю, что это перейденный Рубикон, потому что реакция Запада на это будет очень острая. Но, с другой стороны, делать-то уже нечего. Может быть, лучше будут больше ненавидеть и уважать, чем будут презирать за слабость и тоже стремиться уничтожить. В этом смысле это очень сильный, смелый ход, он необратим, это уже даже и не Холодная война.

Ну а на слова Путина о том, что мы всё это оружие сделали — видите? — а теперь давайте разговаривать, ответа не будет. Никто из «партнёров» разговаривать не будет. Они не так построены, эти люди. Они, конечно, взбесятся ещё гораздо больше. Ну и пусть. Что касается того, что представляют собой эти вооружения, то, мне кажется, совершенно ясно: чтобы всё это сделать, нужна была героическая работа военно-промышленного комплекса по сбережению потенциала в 90-е годы. А потом Путин угадал нескольких людей, которые способны возглавлять такого рода вещи. Есть и старые разработки и новые. Потом — что значит старые? Их ещё нужно суметь осуществить, их всё равно надо сильно обновить. Нужно быть крупной технологической державой, чтобы суметь это сделать. Поэтому заявка сделана большая. Ну м впереди, конечно, вопль озлобления. Уверяю вас, что он будет почти беспрецедентен. Разговоры, что это всё «мультики» — смешны. Все эти изделия есть, они работают, и они очень серьёзны.

Если говорить о выступлении в целом, то первая его часть была связана с тем, что нельзя быть Верхней Вольтой с ядерным оружием. Что на самом деле мы должны быть прогрессивной, высокоразвитой страной. И там Путин оперирует соответствующими цифрами. Но такие цифры требуют, как кто-то говорит, четырёх процентов роста ВВП. Мне кажется, что пяти. Что такое пять процентов роста по отношению к тому, что есть сейчас? Это совершенно другая экономическая модель, добиться её просто снижением ставки на кредит и всем прочим финансовым манипулированием невозможно. Это можно сделать, только очень сильно изменив всю модель в какую-то сторону. Владимир Владимирович Путин — он такой государственник во всём, что касается армии. При этом он всегда надеется на либеральные модели. Но либеральная модель не делает пяти процентов роста, я в это не верю. Будет либо другая модель, либо через какое-то время Путину припомнят невыполненные обещания. Такие заявления — очень смелый шаг. Вообще говорить «прорыв», слова «стратегия прорыва» — это не хухры-мухры, это очень большая заявка.

Я даже не знаю, насколько послание — предвыборное, потому что президент и так может осуществить задуманное. Путин не любит говорить о своей миссии, но у него она явно есть. Чувствуется его мечта о том, что он должен сделать.

В послании — две с половиной части. Путин говорил в конце про ШОС, про ЕврАзЭс, про всё, связанное с интеграцией. Это восстановление русского величия и всей зоны влияния, которая в каком-то смысле — разумном — является империей. Для меня империя — это любое наднациональное идеократическое государство. Путин движется в сторону Советского Союза, конечно, в разговорах о ЕврАзЭс, зонах влияния и тому подобном.

Послание — очень наступательная вещь. Я всё время говорю о конце эпохи приспособления, когда одна за другой следовали попытке каким-то способом договориться с Западом о том, что мы мирно, тихонько, на полусогнутых к ним войдём. Вместо всего этого открыта совершенно новая страница стратегической автономии.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео