МИХЕЕВ: Большое дело. Правда, надо разбираться. Понятно, что мы с вами никогда детали не узнаем или не узнаем детали в ближайшее время, что там за теракт такой готовился. Но, тем не менее, если это действительно так, и ЦРУ действительно оказало нам помощь в предотвращении теракта – это здорово. Это можно расценивать как попытку американской стороны все-таки не доводить напряженность до какого-то совершенно такого, знаете, раскаленного состояния, хотя, как мы видим, американская позиция двойственная: с одной стороны, американцы, скажем, просят нас помочь в урегулировании северокорейского кризиса и даже с какой-то информацией с нами меняются, а с другой стороны, ужесточают санкции по разным направлениям, включая и те, которые совершенно ничем не подтверждены, например, — вмешательство российских хакеров в американские выборы, то есть Вашингтон, видите, сам разрывается, наша позиция в этом смысле более консолидированная.

Сергей МихеевКОРНЕЕВСКИЙ: Разрывается, ему тяжело понять.

МИХЕЕВ: Сам себя уже не понимает, может быть, им обратиться к психологу, я не знаю. А если это все соответствует действительности, что ж – отлично, здорово. Что касается звонка Путина Трампу по этому поводу, я думаю, что это такая у нас установка на то, чтобы всячески демонстрировать американцам и Трампу лично, что наши двери открыты для диалога. Что несмотря на все те гадости, которые американцы нам строят по разным направлениям, мы открыты для диалога, и любую хорошую весточку воспринимаем с энтузиазмом и готовы сотрудничать, тем более что вопросы борьбы с терроризмом – это именно те вопросы, по  которым у нас есть общие интересы, и мы об этом неоднократно говорили. При этом то, что Путин позвонил именно Трампу, понятно: президент звонит президенту, никому другому он позвонить не мог. Но, в принципе, конечно, видно с нашей стороны такое позиционирование: мы пытаемся несмотря ни на что поддерживать Трампа, понимая, что у Трампа есть внутриполитический конфликт, то есть мы поддерживаем президента Соединенных Штатов Америки, вернее, пытаемся с ним разговаривать, а вот тех, кто против него, мы не поддерживаем. В общем, довольно понятная технологическая модель.

Что ж касается подоплеки этих событий. Еще раз говорю, об этом могут знать только люди из спецслужб. Знаете, ЦРУ — такая интересная организация, они могли сообщить сведения, с одной стороны, руководствуясь благими пожеланиями, а с другой стороны, могли и руководствоваться каким-то совершенно конъюнктурными вещами. Кто знает? Известно, что в Сирии они, например, помогали в разное время, может быть, и сейчас помогают всевозможным игиловцам. Кто знает, может, они сначала помогают кому-нибудь, а потом сдают информацию по этому поводу.

КОРНЕЕВСКИЙ: Получают очки сразу со всех сторон.

МИХЕЕВ: Они когда-то создали «Аль-Каиду», во главе которой потом встал Усама бен Ладен, а потом этого же бен Ладена и убили и записали себе очки в борьбе с терроризмом. Хотя, конечно, вот этот вот теракт, если так все дело и было, как говорят, что готовился взрыв Казанского собора в Санкт-Петербурге,  несомненно, это был бы крайне резонансный теракт. Несомненно! С одной стороны, во-первых, он был бы приурочен к предстоящим выборам президента, и то, что избран Санкт-Петербург, на это совершенно четко указывается. С другой стороны, переход террористов на религиозные объекты, он совершенно четко свидетельствует, что они пытаются перевести эту войну именно в ту самую плоскость, религиозную, о которой они говорят там, на Ближнем Востоке. И в данном случае, я думаю, что цель была такая: спровоцировать резкую реакцию со стороны большинства российских граждан, взорвав православный храм, спровоцировать вот это усиление религиозной войны с другой стороны, тех, против кого ИГИЛ якобы ее ведет. То есть мусульман провоцируем своими способами, христиан будем провоцировать другими способами.

популярный интернет



Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео