Макрон является человеком, мягко говоря, неопытным и пытающимся представить из себя то, чем он не является. Подвернулся случай — и он попытался показать Германии и всем остальным, что он может вести самостоятельную политику, делать разные неоднозначные заявления. Например, недавно он сказал, что не считает обязательным условием урегулирования в Сирии свержение Башара Асада. Сергей МихеевТакая его политика кажется непоследовательной и плохо осмысленной — как и у Трампа, только в меньшем масштабе. Макрон пытается что-то значить, он хочет быть фигурой весомой и на европейском политическом театре, и шире, но ещё не понял, как это делать. Он плохо знает фактуру и вообще с трудом соображает: что к месту, а что не к месту. Его попытки стать каким-то стимулом для продвижения минского формата выглядят, откровенно говоря, смешными. Всё то, что они с Порошенко наговорили, в разных формах обсуждалось уже достаточно давно без всякой «формулы Макрона». Ещё с прошлой осени в рамках переговорного процесса обсуждаются и дорожная карта, и необходимость отвода войск, и разграничение и прочее. На самом деле именно Украина не соблюдает все эти соглашения и потихоньку занимает нейтральные территории на линии разграничения.

Одновременно с этим Макрон то ли не понимает, то ли не хочет понимать, что все его встречи с Порошенко и даже с Меркель не будут значить ничего, если он не найдёт понимания у России. Но как найти понимание у России, если ты однозначно позиционируешь себя в качестве сторонника Киева? Ведь очевидно, что Макрон, Порошенко и Меркель могут что угодно наговорить, но если с Россией не договорятся, то никакого продвижения в этом направлении не будет. Макрон этого просто не понимает или делает провокации намеренно — сказать трудно, но ясно одно: все эти переговоры с Порошенко в итоге никаких серьёзных подвижек не дадут. Никакой «формулы Макрона» я не наблюдаю. Всё, что сказано — сказано банально. И попытки Макрона выступать на стороне Порошенко приведут к тому, что француз ничего не получит. Кстати, французы по этому поводу переживали и при Олланде. Они всё время активизировались в рамках нормандской четвёрки, в итоге ничего у них не получилось и они потерпели провал. Французская делегация и тогда в рамках переговоров нормандской четвёрки и минского формата показывала свою слабую осведомлённость и не очень хорошую ориентацию в пространстве. Макрон все эти вещи повторяет. Пусть себе тешится. Он решил немножко ублажить Порошенко, создать благоприятный для него фон. Будет ли это означать продвижение минских соглашений? Нет, не будет. Будет ли это означать урегулирование на Донбассе? Нет, не будет. Попытка понравиться Порошенко не является хорошим способом урегулировать конфликта на Донбассе. Макрон этого не понимает — значит, ничего у него в этой сфере не получится.

Так как мы знаем, что Макрон — это ставленник Ротшильдов, то не является ли такая уже неприкрытая конфронтация с Россией неким сигналом от этой реальной и серьёзной силы? А какая разница — есть этот сигнал или нет сигнала? Эта сила мне не кажется настолько реальной и серьёзной, как мы её все воспринимаем. Противник всегда силён настолько, насколько мы ему позволяем быть сильным. Подручные этой «реальной силы» ещё три года назад могли себя показать, но ничего не сделали. Ничего, кроме санкций, они не придумали. А что они ещё могут сделать? Ещё какие-то более жёсткие санкции? Мы уже видим, что они обсуждаются в Конгрессе США. Санкции по иранскому типу будут почти равнозначны объявлению войны, это никак продвинет мировых ростовщиков к решению проблемы и к тому, чтобы сделать Россию более покладистой. Поэтому является это сигналом, не является сигналом — на мой взгляд не имеет никакого значения. Пусть они там обсигналятся все. И что дальше? Что Макрон в данном случае озвучил такое, чего мы раньше не слышали? Он сказал, что Россия агрессор — мы это слышали. Когда вводили ещё первые санкции, на Западе говорили, что мы помогаем сепаратистам на Украине, мы фактически ведём гибридную войну. Что тут нового? Макрон говорит о том, что собирается двигаться в рамках минских соглашений, но, откровенно говоря, минские соглашения — это наше изобретение. Они поэтому и не двигаются, что очень серьёзно связывают руки Порошенко в политическом смысле. Выполнение этих соглашений заставит Порошенко менять конституцию и так далее, а он этого не хочет. Ведь недаром после встречи с Макроном Порошенко у себя на Украине упирал в первую очередь на необходимость выполнения тех частей минских соглашений, которые касаются достижения безопасности — на допуск ОБСЕ повсеместно, на обмен пленными. Кстати, обмен пленными тормозится опять-таки по вине Киева. То есть я ничего нового не услышал. Пусть Макрон — кандидат от Ротшильдов. А что — мы с ними раньше не сталкивались? Я не думаю, что нам стоит как-то особенно по этому поводу бояться.

Есть ощущение, что давление с той стороны подходит к какому-то логическому пределу — дальше только война, а к войне они не готовы. Поэтому их раздражение может нарастать. Но я много раз говорил: мы сели играть в игру по чужим правилам, а наша цель — сломать эти правила. Сломать эти правила означает наплевать на все сигналы. Сигнальте, что хотите. Ведь на самом деле противники рассчитывают на то, что мы испугаемся именно в рамках тех правил, которые они задают. Эти правила в первую очередь касаются денег. Но у них есть совершенно чёткий предел давления. Они будут раздуваться до тех пор, пока не станет известно, что следующий шаг — это война, а к войне они не готовы. Всё их благополучие зиждется на обывательской стабильности и на относительно гарантированной глобальной безопасности. А если этой безопасности не будет, если будет большая война, то и Ротшильды полетят к чертям собачьим вместе со своими долларами и всем остальным. Поэтому я думаю, что наша цель — как минимум заставить Запад пересмотреть цель, а как максимум — заставить играть по нашим собственным правилам. Поэтому пусть они сигналят. Пусть сигналят через Макронов, через прочих подставных шестёрок. А нам надо просто давить свою линию — и всё.

Здесь, конечно, интересна наша позиция. До каких пор мы будем оправдываться и утираться? Неужели нельзя наконец воспользоваться тем, что нам объявляют (пока что словесную) войну и дистанцироваться от глобалистов? Мы, конечно, находимся в зависимом положении. В это положение мы попали отчасти по собственной воле в связи бездумными шагами, отчасти по обстоятельствам от нас не зависящим, связанными с глобализацией всех экономических и социальных проблем в мире. Можем ли мы полностью выйти из этой зависимости? Теоретически можем, но для этого придётся очень серьёзно затянуть пояса внутри страны. Страна, на взгляд руководства, к этому категорически не готова. Власти тогда придётся обрезать интересы большого количества приближённых конкретных людей и финансово-промышленных групп, которые завязаны на глобальную экономическую кооперацию. Здесь необходимо найти подходящий для нас компромисс с этой точки зрения для того, чтобы двигаться по пути, который ведёт к реальной независимости. На самом деле мы в полной автаркии не были никогда. Вообще никогда в своей истории мы не были в абсолютно замкнутом состоянии. Даже Северная Корея в таком состоянии не пребывает, потому что все прекрасно знают, кто в курсе, что если бы не китайская помощь, то от Северной Кореи вообще бы давно ничего не осталось — это приватно говорят сами китайцы. Наша цель не автаркия и полное самообеспечение — это, на мой взгляд, практически недостижимо. Но выход из стратегической зависимости по наиболее болезненным важным пунктам, несомненно, является нашей целью. Можно ли это сделать быстро? Думаю, что, к сожалению, нельзя. Препятствий много, но одно из них заключается в том, что качество народонаселения поменялось. Народонаселение не хочет ничего терпеть. Народонаселение хочет вкусно кушать и желательно, чтобы это было здесь и сейчас. Есть объективно люди обездоленные, а есть те, кто на самом деле совсем и не обездолен, но в принципе всё равно всем недоволен. То есть надо сказать, что в этом смысле работа Запада с нашими умами не прошла даром. Я считаю, что нынешнее качество народонаселения, к сожалению, мобилизационным способам решения подобных проблем не соответствует. А всё-таки надо исходить из реальных условий. То есть надо ли выходить из зависимости? Да, конечно, надо. Можно ли это сделать одномоментно? Думаю, что для этого у нас в первую очередь не хватает человеческого ресурса.

А может у нас получиться вскрыть хотя бы украинский нарыв? Раз всё равно лидер государства, которое является членом совета безопасности ООН и членом нормандской четвёрки, напрямую называет Россию агрессором — а не стать ли нам агрессором в реальности? Ведь ничего не изменится. Может быть, пора освободить «русский пояс» Украины, помочь национальным русским восстаниям от Харькова до Одессы по всей этой дуге? Раз агрессор — так агрессор.

Я думаю, что этот момент, к сожалению, потерян. Теперь для того чтобы снова ситуация стала такой, как в начале 2014 года, нужен какой-то значимый повод. И в Киеве это прекрасно понимают. И гадят понемногу, но на серьёзные провокации не решаются. Если такая серьёзная провокация случится — да, руки будут развязаны. Но сделать это сейчас без какого-то очевидного и значимого повода российское руководство не решается, хотя, как я думаю, внутренне вполне разделяет мнение о необходимости освобождения соотечественников от нацизма.

Чисто человеческий фактор. Для Путина, конечно, после относительно вежливых переговоров с Макроном получить такой привет из Парижа — не слишком приятно. И тут же сообщается, что в ближайшие дни намечается встреча лидеров нормандской четвёрки. Как возможно общение лидеров после такого выпада Макрона? О скорой встрече лидеров нормандской четвёрки говорили только Порошенко и Макрон. Песков сообщил, что возможен лишь телефонный разговор. Может быть, в рамках J20 какие-то консультации произойдут. О какой-то срочной встрече нормандской четвёрки речи нет. С нашей стороны принять участие в такой встрече было бы неправильно, потому что это означало бы подыграть Макрону — а зачем? Не вижу в этом смысла. Судя по всему, пока российская сторона к такой экстренной встрече не готова и не видит необходимости в её проведении. Этого, скорее всего, и не произойдёт, потому что встреча Порошенко и Макрона не тянет на повод для срочной реанимации нормандского формата. То, что Порошенко заявил о «формуле Макрона» или то, что Макрон решил, что он выдумал какую-то формулу, не является достаточным поводом для экстренной встречи.

А то, что Макрон несёт не пойми что — свидетельство низкого качества его подготовки. Даже если предположить, что он чей-то сигнал ретранслирует — то ретранслирует он его так криво, что эффективность этого сигнала тем самым нивелируется. Предположим, его попросили озвучить тезисы об агрессии России — и после этого он предлагает встречу нормандской четвёрки. И на что они рассчитывают? Результат будет нулевой, а Макрон со своей формулой просто обанкротится. Я думаю, что он сам этого не до конца понимает. Напоминает Саакашвили в своё время, который не вполне адекватно расценивал сигналы, исходящие с Запада, а потому наделал много ошибок. Конечно, Франция и Грузия — это страны несопоставимые по политическому, военному, экономическому весу, но, тем не менее, схема примерно такая: налицо молодой, не очень образованный выскочка, которого могут играть в своей игре более серьёзные силы, но который настолько некомпетентен, что может эту игру испортить. Я не исключаю, что и такой вариант может быть, потому что встреча Макрона и Порошенко выглядела, если честно, глуповато.

популярный интернет


comments powered by HyperComments
Популярное Видео