Сергей Михеев уверен, что повальная цифровизация и интернетизация превращает нас в беспомощное общество, которое, в отсутствие собственных проблем, полностью зависит от мировой повестки. Банальная коробочка – смартфон, без обновления иностранного ПО станет «убийственной». Отключат нам обновления, и привыкшая к жизни онлайн молодёжь просто придёт к Кремлю и заявит: «Ползите на пузе к Западу!»

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил о кризисе молодёжи. Предстоятель Русской Православной Церкви призвал родителей формировать у детей убеждения, которые противостояли бы негативному воздействию извне. О том, как выстраивается информационный поток, который сегодня поглощает современного человека, и какими идеями наполнен этот поток, в студии «Первого русского» ведущая Олеся Лосева беседовала с политологом, обозревателем Царьграда Сергеем Михеевым.

Олеся Лосева: Сейчас действительно идёт острая борьба за души детей. И это очень важная тема – ведь эти дети через несколько лет будут создавать будущее нашей страны.

Сергей Михеев: Такая борьба велась всегда, просто методы были разные. Сейчас они стали более изощрёнными. Кто в этом виноват? Как ни прискорбно, но в конечном счёте – всё равно наша власть. Потому что весь этот процесс безмозглой интернетизации, безмозглого копирования всего того, что предлагается с Запада – он и привёл к ситуации, когда мы открыли все окна и двери для иностранных потоков информации из-за рубежа, лишив себя возможности это контролировать.

А теперь говорим: ай-ай-ай, караул. Мне кажется, что многие из тех, кто сейчас льют крокодиловы слезы, на самом деле просто смеются, если только они не идиоты. Ведь многие из них были и авторами инициатив, которые позволили вторгаться в умы самых маленьких детей, развращая их чуть ли не с детского сада.

Помните, какая эйфория началась, когда ещё при Дмитрии Медведеве, в пору его президентства, лет 10–15 тому назад началась массовая интернетизация страны? Когда стали говорить: широкополосный интернет – в каждый сельский сортир. Я ещё тогда писал статьи, в которых спрашивал: зачем это нужно, что принесёт ваш широкополосный интернет во все уголки страны. Вы тогда думали о том, каким будет его содержание?

А у нас есть контроль за всем этим процессом? На эти вопросы никто не хотел отвечать. А теперь, когда интернет есть во всей стране, когда открыто всё, что можно только открыть, закричали: «Ай-ай-ай, что же будет с нашими детьми?» Тогда, когда надо было думать о детях, думали совсем о другом – о том, чтобы казаться современными, чтобы понравиться Западу, о том, как позаигрывать с нашим «прогрессивным классом» или о том, как подзаработать денег.

А если вы думали о детях, то, значит, специально готовили ситуацию, при которой придётся сказать: мы потеряли наших детей, мы их теряем. А для того, чтобы этого не произошло, надо было озаботиться тем, чтобы всё «железо» было под нашим контролем.

Ещё тогда, в самом начале, надо было позаботиться вопросами о том, каким содержанием будут наполнены все эти вещи. Вы позаботились об этом? Может быть, вы создали и развили собственные соцсети? Может быть, вы приняли какие-то законы о контроле иностранных соцсетей? Нет, ничего этого нет. А тогда что вы вообще сделали?

Вы заработали деньги на том, что распилили бюджетные средства на прокладке этих вот сетей, на закупке огромного количества импортного оборудования? У нас же ничего нет своего вообще – ни камер, ни серверов, ни телефонов. Вообще ничего. И программное обеспечение абсолютно чужое.

И вот неожиданно тот же Дмитрий Медведев заявляет: «А вы знаете, что нам могут отключить интернет?» А что за это время было сделано? Только создали платёжную систему «Мир», чтобы бюджетников от зарплаты невозможно было отключить. А во всём остальном – полная уязвимость.

Все последние события вокруг Алексея Навального и его полоумных сторонников показали невозможность контроля над этой средой. И сейчас говорят: ну, теперь-то пора уже взяться. Да теперь-то уже поздно, вот в чём дело. А если и на будущее не будут приняты какие-либо меры, то любой из правителей России станет ещё больше зависеть от внешнего контура. Потому что у нас всё работает по разрешению Запада.

А стоит им отключить нам, скажем, обновление программы – и всё, привет. Мы выйдем на улицы, достанем свои вот эти коробочки, все будем пялиться в них – а там ничего не работает. Таким образом можно будет раскачать любую революцию, теперь уже, любое недовольство. И огромное количество бездумных придурков выйдет к Кремлю и скажет: ползите на пузе к Западу, мне надо в соцсетях обмениваться. Делайте что хотите, но чтобы интернет у меня был.

– Или заявят: вы меня куска хлеба лишили, я блогер…

– Да, лишили, так сказать, жизни. А многих и денег, действительно, – через интернет сегодня многие зарабатывают. Сколько нам твердили: будет постиндустриальная экономика, нам не нужны будут заводы и фабрики, мы вообще ничего не будет создавать. Вот и глава Сбера Герман Греф говорит то же самое – будем делать только услуги, создавать сервисы. А кто всё это будет контролировать?

Людей сделали зависимыми, подсадив на такой способ зарабатывания денег. Они полностью зависят от того, что решат по нашему поводу на Западе. Вот завтра возьмёт YouTube – и отключит монетизацию на всех аккаунтах из России. И всё. Вот в чём проблема-то!

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы