МИХЕЕВ: Ну, я думаю, что оно должно, по идее, получиться. Почему, потому что… Знаете, давайте здесь разделим субъективное и объективное. Если говорить об объективном, то отношения между Арменией и Россией не придуманные, они не на пустом месте появились, и на самом деле для Армении хорошие отношения с Россией является фактически фактором выживания. С точки зрения безопасности, с точки зрения экономического развития, да с любой точки зрения. Потому что геополитическое положение Армении и экономическое её положение не позволяет ей, никому из её руководителей, независимо от фамилии, портить отношения с Россией. Это объективно.

Субъективно. Действительно, и я об этом говорил в наших предыдущих эфирах, Пашинян в прошлом имел достаточно плотные связи с разными западными организациями, и английскими и американскими. Его фракция в парламенте даже выступала неоднократно с законопроектами, в том числе по поводу выхода Армении из Евразийского Экономического Союза. Сейчас Пашинян говорит несколько по-иному, видимо, пытаясь всё-таки из журналиста превратиться в политика, однако есть, в общем-то, вероятность того, что достаточно плотные связи, крючочки, зацепки у западных партнёров на него остались, и они могут начать их дёргать через полгода, через год и так далее. То есть это тоже существует. Я призываю всегда смотреть на эти вещи объективно и с той и с другой стороны. Но то, что происходит сейчас, а именно встреча Пашиняна с Владимиром Путиным в Сочи, означает, что свой первый зарубежный визит новый премьер-министр сделал именно в Россию и встретился он именно с президентом Российской Федерации.

Происходит здесь, мне кажется, две вещи. Первое – наши усилия по перехвату инициативы. Понятно, что всё, что там произошло, а имеется в виду всё, что было связано с премьерством Пашиняна, с этими выступлениями, это, ну, мягко говоря, не совсем нашего авторства дело, да? Но сейчас, учитывая объективную ситуацию, учитывая то, что Пашинян на самом деле, если он хочет быть действительно премьер-министром, не может игнорировать российский фактор, мы перехватываем инициативу. Так, как это нам, например, удалось сделать в Киргизии во времена «революции тюльпанов» и затем второй вот этой революции. Тогда, когда на самом деле все события они были срежиссированы и проведены не с нашей помощью, но нам удалось в критический момент перехватить инициативу и, по сути, используя объективное геополитическое положение, сориентировать это государство на себя. Я имею в виду Киргизию.

С Арменией, насколько я понимаю, сейчас происходит примерно то же самое. Насколько это будет успешно, посмотрим. Но тот факт, что Пашинян радикально изменил риторику в последние дни по поводу отношений с Россией, и то, что он свой первый визит наносит именно в Сочи, встречается с президентом Путиным, даёт надежду на то, что всё-таки ему удастся стать таким хотя бы более-менее самостоятельным политиком и оторваться от, может быть, имевших место неких, опять же, крючочков, которые, несомненно, существуют, я в этом абсолютно уверен). Но я надеюсь, что если Пашинян поймёт реальную ситуацию, если он поймёт, что каким-то образом портить отношения с Россией просто не имеет смысла ни с какой точки зрения, даже с точки зрения его личной политической карьеры, и станет самостоятельным политиком, я считаю, что ему надо оказать содействие по целому ряду направлений. Что там будет с внутренней расстановкой сил, посмотрим. Ему не будет легко. Во-первых, он, действительно, не имеет опыта управления, как и его люди, у него нет команды – это тоже объективная реальность. И, во-вторых, существует мощный ресурс у Республиканской партии, которая сейчас перешла в оппозицию. То есть просто там не будет. Но на самом деле, что касается нас, нас, конечно, интересует в первую очередь внешнеполитическая ориентация этого государства. Что касается внутри – важно, чтобы там не было кровопролития.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Сейчас читают

Популярное Видео