ев, должен быть подвергнут военному уничтожению. Или, по крайней мере, обращён в бегство. Поэтому не надо пробовать эти вещи. Это касается азербайджанцев, турок и каких-то антироссийски настроенных армян. Этого делать не надо, потому что это закончится, скорее всего, плачевно.

В Карабахе не победил никто

Теперь по поводу того, кто там победил, кто не победил. Я считаю, что там никто не победил. В своё время под эгидой России была выработана достаточно понятная компромиссная формула. Она когда-то обсуждалась на встрече армян и азербайджанцев в Казани под эгидой российской стороны. Я считаю, что эта формула была бы оптимальной. По ней армяне отдавали пять районов исконно азербайджанской территории, сохраняли более широкий, чем сейчас, коридор связи Арцаха с Арменией, при этом город Шуша оставался в составе непризнанной Нагорно-Карабахской Республики. Всё это можно было получить, вообще не воюя, не теряя людей.

А сейчас, по разным данным, азербайджанская сторона потеряла не менее 15 тысяч убитыми. Я напомню, что у нас за 10 лет войны в Афганистане 14,5 тысячи погибло. А здесь за полтора месяца войны – не менее 15 тысяч. И пусть они лапшу на уши не вешают ни своему населению, ни всем остальным, что там всего лишь 1-1,5 тысячи. Это ложь. И армяне потеряли не менее 10 тысяч убитыми. Правда, и то и другое – считая мирное население. То есть 20-25 тысяч абсолютно точно за полтора месяца укокошили.

Вот вопрос: когда в Азербайджане празднуют победу – а в чём смысл вашей победы, если всего этого можно было добиться, не умерщвляя 15 тысяч собственных граждан? К тому же ещё неизвестно, сколько там на самом деле. Что вы празднуете, если обо всём этом можно было договориться тогда в Казани?

А что касается армян – совершенно очевидно, что они показали неспособность к организации обороны. Они показали, что они увлеклись мечтами Джорджа Сороса, и это привело к тому, что во главе их армии встал абсолютно непригодный к этому человек – Пашинян. Они стали надеяться на то, чего нет, – на помощь Америки, Европы. Этот конфликт шёл полтора месяца – в чём помощь Америки и Европы заключалась? Где все эти огромные диаспоры – американские и европейские – армянские? Где выполнение обещаний Пашиняна насчёт того, что он сможет установить особые отношения с Западом? Где этот Запад? Что он сделал для Карабаха-Арцаха? Вообще ничего. И на этом фоне – какие-то тупые обвинения в адрес России.

Так что никто там не выиграл. В этой ситуации Россия сделала то, что смогла сделать. А все эти претензии пусть они обращают к себе.

Расплата за иллюзии

Ну и вообще в целом на будущее это и нашим всем любителям качнуть ситуацию – хороший урок. Ещё раз повторюсь: Пашинян – это армянский Навальный. Неизвестно, сколько он ещё проживёт. Я не исключаю, если знать их обычаи и нравы, что если он на улице покажется, то его и убить могут. После того, что произошло.

Но Армения – маленькая страна. А представьте себе сложную Россию с огромным количеством внутренних и внешних вызовов. Такой вот придурок типа Навального или Пашиняна, герой социальных сетей, которым все восхищаются, пока он болтает где-нибудь на экране, – вот он, предположим, пришёл к власти. Он может за год-полтора, а то и меньше превратить всё в абсолютную катастрофу. И потом будет обвинять кого-нибудь.

Посмотрите, что там блеет Пашинян: «Ну, мне военные сказали…» Это что, главнокомандующий называется? Премьер-министр? Вот ты хотел стать главным человеком в Армении – ты стал. Ты рад этому? Тогда, наверное, ты был рад. А ты думал, что придётся заниматься вот такими вещами? Что воевать надо будет? Ты об этом думал?

Борьба с коррупцией – это хорошо, да. Действительно, предыдущие власти Армении были коррумпированы. Кстати, это одна из причин того, почему армяне сейчас оказались в таком положении. Они превратились в торговцев. Деньги разъедают волю. Деньги не дают возможности сохранить дух сопротивления. Деньгами человек начинает мерить всё. Они превратились в торговцев, поэтому не получилось. И Пашинян – это как раз олицетворение романтизирующих себя торговцев, которые решили, что на Западе всё хорошо, от России только надо избавиться – и всё будет прекрасно. Вот и всё. Это момент расплаты за глупые иллюзии.

Поэтому всем нашим борцам с коррупцией это тоже хороший урок. Надо же понимать, в каком мире вы живёте. Они сейчас начнут говорить: а я не знал, а если бы вот это, тогда вот это… Тебе, родной, на самом деле не надо заниматься политикой. Потому что ни для кого никогда не будет тепличных условий. И когда ты шёл во власть, ты должен был понимать, что с этой стороны эти звери, с той стороны – другие волки, с третьей – те, которые тоже, в случае чего, у тебя ногу оттяпают. И нет соплей розовых, которые ты обещал своим поклонникам в интернете. Этого нет. Тебе придётся столкнуться с реальной жизнью, вылезти из интернета, из комфортной среды своих поклонников, из роликов, где ты хороший и прекрасный, и начать управлять реальной ситуацией, очень тяжёлой и очень опасной. «Ты хотел ей управлять? – хочется спросить Пашиняна. – Ты ей управляешь. Ну и где результаты? Кому ты рассказываешь, что ты не виноват?»

И чем Пашинян кончит, неизвестно. Он почему в бункере-то сидит? Помните, когда его привели к власти, говорили: он – народный лидер. Народ за него. А что же, Пашинян, ты боишься своего народа? Выйди к нему сейчас. Когда народ носил тебя на руках, ты выходил, куражился, изображал из себя героя. А что ж ты сейчас сидишь в бункере каком-то непонятном, где камера показывает только потолок? И никто не знает, где ты. Хотят тебя найти – и не могут. Ты же народный лидер, ты же настоящий лидер людей, любимец толпы. Ты владеешь улицей. Выйди туда!

Это Навальному и всем навальным здесь. Надо сейчас очень внимательно всматриваться в эту ситуацию. Пашинян почему сидит в бункере? Потому что он понимает, что, если он выйдет, его, пожалуй, убьют, просто разорвут на части без суда и следствия. Здесь от любви до ненависти – один шаг. Бездумная, некритичная любовь может буквально за один день превратиться в абсолютно лютую и беспощадную ненависть. Надо понимать, с кем ты имеешь дело. И когда многие такие ухари начинают «качать» улицу и думают: «Это ничего, улица всегда будет за меня!» – нет, родной. Улица – это такая вещь, которая сегодня за тебя, а завтра она тебя же на столбе и повесит.

Это надо помнить действительно серьёзным людям, которые серьёзно и ответственно хотели бы заниматься политикой. И надо понимать, что тем недругам, которые есть на внешнем контуре, главное – достижение цели. Например, в отношении той или иной страны – дестабилизация и полное устранение с внешней арены. Вот цель. Каким способом она будет достигнута, не имеет никакого значения. Они могут одновременно поддерживать продажных коррупционеров и борцов с коррупцией – лишь бы и те и другие в итоге развалили всё. Вот это надо помнить тем, кто может думать головой, кто хотел бы ответственно заниматься политикой, при этом сознавая всю степень тяжести, которая на самом деле ложится на плечи принимающих решения.

Россия много лет предлагала этим придуркам – что с одной, что с другой стороны – сесть и договориться, они этого не сделали по разным причинам, довели дело до войны. Причём мы неоднократно предупреждали армянскую сторону: посмотрите, Алиев с помощью турок 30 лет вкладывает в армию. Посмотрите, надо же сделать выводы для соответствующей организации обороны. Ведь были инциденты, например в 2016 году, когда у азербайджанцев вдруг оказались в руках карты всех минных полей. Они просто купили какого-то предателя, причём в очень, видимо, высоких кабинетах армянских. И диверсионные группы, пройдя между этими полями, поснимали все патрули, всех постовых и так далее. И тогда ещё говорили армянам: посмотрите, к чему идёт дело. Ведь Алиев накачивает армию для того, чтобы рано или поздно пустить её в ход, все эти вложения должны доказать свою работоспособность. Потому что армию в боеготовом состоянии вечно держать нельзя. Вы до какого-то момента её доводите, она в оптимальной форме находится, но вечно это не может продолжаться. Тут надо постоянно маневрировать.

Поэтому армянам говорили: он скоро ударит. Они и до этого плохо слышали, но когда пришёл Пашинян, они вообще перестали слышать. Ушли с радаров, что называется.

И в этой ситуации Россия сделала тот шаг, который можно назвать достаточно проактивным. По крайней мере, это небольшой успех сейчас. Как это будет развиваться дальше – посмотрим, потому что эту карту надо тоже суметь разыграть. Это очень непростая ситуация. Но тем не менее, если бы мы не сделали ничего, то, скорее всего, реализовался бы тот план, о котором многие говорят: то есть мы бы потеряли и то и то и ситуация была бы крайне плачевная, в том числе для самих армян.

Тех, кто сбил вертолёт, найти и уничтожить

И последнее – по поводу нашего вертолёта. Я считаю, что мы должны требовать полного расследования и наказания заказчиков. А если они сами не найдут, нашим спецслужбам надо их найти и уничтожить. Причём, если это получится, нельзя это делать тихо. Надо понимать, что сейчас в мире такая ситуация: то, о чём сообщили СМИ, – то и есть, а то, о чём не сообщили, – того нет.

Когда в Сирии был сбит наш Су-24, мы провели операцию возмездия – и, по разным оценкам, от 700 до 1000 боевиков были уничтожены. И несколько их баз наша авиация сравняла с пылью. Но мы решили про это не говорить. Где-то в интернете какие-то слухи проскакивают… Я считаю это ошибкой. Надо понимать, что если вы не рассказали об этом, то этого как будто и нет. И это позволяет людям с разной степенью ответственности качать тему, что Россия, мол, утёрлась, ничего не сделала. Насколько я знаю, были нанесены массированные ответные удары и за жизнь наших лётчиков поплатились сотни боевиков. И турки скрипели зубами, потому что это были их люди. И скорее всего, в числе этих людей были и внедрённые офицеры турецкой разведки, и многие другие.

Вот и здесь надо так же сделать, только не надо это скрывать. Если Азербайджан сам не сможет адекватно разобраться в этой ситуации, значит, нам надо приложить усилия, чтобы найти этих людей и уничтожить. Если нельзя уничтожить заказчиков – предположим, заказчиком был Эрдоган или ЦРУ, – тогда надо уничтожить хотя бы исполнителей.

А что касается Эрдогана – я думаю, что этот человек остановится только тогда, когда или уткнётся в стенку лбом, или ему по этому лбу заедут так убедительно, чтобы он не смог этого не заметить. Хотя у нас есть уже масса проблем: мы завязались на этот известный трубопровод, «Южный поток», станция атомная… Надо ли было так глубоко влезать в интеграцию с турками? Не знаю, с одной стороны, это способ влияния Эрдогана на нас, но с другой – и наш способ влияния на него. Это сложная игра. Но, что важно, по поводу Турции нельзя иметь никаких иллюзий.

Некоторое время назад стали рассказывать про «славяно-тюркское единство». Все эти прекраснодушные идеи евразийства в стиле Трубецкого и всех, кто потом этим занимался, – я думаю, что на данном этапе эти идеи требуют серьёзного переосмысления. Тем более что здесь мы видим уже сейчас ситуацию двойной лояльности тех людей, которые находятся в России. Те же азербайджанцы выходят и начинают турецкими флагами размахивать, начинают выяснять отношения и так далее. Эти вещи должны жёстко пресекаться.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы