МИХЕЕВ: Это в том числе и намёк Киеву, я думаю. Хотя в первую очередь, конечно, здесь речь идёт об обмене пленными. Но тем не менее. Всё-таки как раз на контрасте с тем, что киевские власти уже 4 года не хотят вступать в прямые переговоры с Донецком и Луганском, что на самом деле тормозит какое бы то ни было мирное урегулирование, мы, понятное дело, с этими властями были всегда в прямом контакте, но теперь мы видим, как публично с лидерами этих республик – ДНР и ЛНР – контактирует, разговаривает по телефону Владимир Путин. Да – повод гуманный, что называется.

Сергей МихеевКОРНЕЕВСКИЙ: Обмен пленными.

МИХЕЕВ: Обмен пленными, не придерёшься, как говорится. Но этот факт всё-таки не остался незамеченным. Это правильно. Я думаю, форма связи с этими людьми, конечно, продумывалась, как там – через посредников, или через кого-то, или всё-таки показать, что это прямой контакт. И то, что был выбран всё-таки прямой контакт, это такая, знаете, косвенная форма признания. Потому что с теми, кого вообще не признают, сними не разговаривают никак – ни по телефону, ни с балкона не кричат и прочее, прочее. Это первое.

Второе. Что касается обмена пленными. Ну, знаете, от нас всё ждут каких-то шагов доброй воли и демонстрации какого-то прогресса.

КОРНЕЕВСКИЙ: А добрая воля – это значит мы их всех отдаём, а нам ничего за это.

МИХЕЕВ: Да. Но вот мы предлагаем следующую инициативу. Мы прикладываем усилия к тому, чтобы произошёл обмен пленными, но не по формуле всех на всех, как это предусмотрено Минскими соглашениями, а хотя бы тех, кого стороны готовы отдать. То есть с одной стороны это противоречит Минским соглашениям, но с другой стороны это лучше, чем ничего. Лучше отдать тех, кого обе стороны готовы отдать, чем держать их вечно в неволе и так далее, так далее. То есть в ситуации, когда применение формулы всех на всех, на данном этапе, по крайней мере, невозможно, вот предлагается обменять хотя бы тех, кого можно обменять. Кстати, не факт, что они будут обменены, потому что реакция украинской стороны пока такая непонятная на эту инициативу. Вот не ясно, вообще, готовы они к этому – не готовы.

Сергей Михеев: Россия намекнула на признание Донбасса 17.11.2017

Медведчук, который является одним их украинских олигархов и одновременно лидером политической партии «Украинский выбор», по-моему, или «Выбор Украины»…

КОРНЕЕВСКИЙ: И он при этом сторонник России.

МИХЕЕВ: Ну, он не сторонник России, просто в разные времена, да, действительно, он был связан совместными проектами. Он сторонник выстраивания нормальных отношений с Россией. То есть его нельзя назвать сторонником России. Хотя наше внимание к Медведчуку оно такое достаточно традиционное, хотя, на мой взгляд, его партия она ничего такого особенного не добилась. То есть сказать, чтобы они там были сильно популярны хоть когда-нибудь, скорее нет, чем да. Но, тем не менее, он как человек заметный на политическом склоне, на политической вот этой сцене украинской и выступавший всегда за такие более разумные отношения с Россией, является тем лицом, с которым контакты с российской стороны периодически осуществляются.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео