Сегодня в Алма-Ате группа злоумышленников, открыв огонь, напала на полицейский участок и на местное отделение госбезопасности. В результате погибло семеро человек, среди них трое полицейских и мирный житель. Один из нападавших убит, другой был схвачен полицией. Российские СМИ сообщают, что нападавшие принадлежали к одной из религиозных групп.

Сергей МихеевUkrainaru обратилась с просьбой о комментарии к московскому политологу Сергею Михееву, который рассказал нам о том, насколько радикальный ислам проник в политическую жизнь Казахстана, и какова в этом роль турецких исламистов.

— Насколько к этому случаю нужно относиться серьезно?

— Это случай достаточно серьезный. Он вписывается в ту систему проблем, которые у Казахстана имеются, как и у многих других стран, пораженных радикальным терроризмом исламистского толка.

Это не первый случай и, к сожалению, не последний. Некоторое время назад мы видели теракт в Актюбинске И что бы там ни говорили, но этот теракт дело рук актюбинской ячейки радикальных террористов. И даже теракт в этом городе не был первым, потому что подобные проблемы периодически в Казахстане встречаются.

Страна подвержена работе радикальных исламских сетей. Нужно не забывать, что она находится в непосредственной близости от Афганистана, и на нее влияет то, что там сейчас происходит.

Да и ситуация за постсоветский период созрела: появилась прослойка радикальных исламистов. Также нужно помнить о том, что с Казахстаном активно работали и внешние исламские центры. Те же самые турки, в духовных учреждениях которых побывало огромное количество казахстанцев. А там последних учили иногда не совсем тому, чему надо учить.

— Вы сейчас вспомнили турецкие духовные заведения. Эрдоган во время попытки военного переворота обвинил в его подготовке турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена, живущего в США. В его учебных заведениях казахи также получают религиозное образование?

— В Казахстане есть гюленовские школы. Они есть, к сожалению, и в России — в той же Башкирии. Тут дело не в одном только Гюлене, а в том, что Турция в последние годы достаточно серьезно исламизировалась. К сожалению, турецкие власти заигрывали с разного рода радикальными террористическими организациями, как тот же ИГИЛ в Сирии, пытаясь их использовать в собственных целях, и в итоге, на мой взгляд, получили обратный эффект. Просто если вы заигрываете с огнем, есть шанс и самим загореться. Там не в одном Гюлене дело.

В Казахстане во время сближения с Турцией допустили влияние исламизма на пантюркистской основе. Терроризм —негативное последствие такого влияния.

— Ислам силен как некое политическое течение в руководстве страны? Если да, то как это может изменить страну в будущем, повлиять на Казахстан?

— Пока у власти Назарбаев, власть пытается все эти вещи держать под контролем. В принципе, она контролирует все это и сейчас. С одной стороны, Назарбаев понимает, что Казахстан — это традиционно исламская страна, поощряет развитие этого тренда, но, с другой стороны, пытается его контролировать. Но тут вопрос в том, что будет после Назарбаева, и не вырвется ли это все из-под контроля, а это возможно, учитывая вот эти симптомы, которые периодически проявляются сейчас.

— Но это симптомы, как я понимаю, действий несистемной оппозиции, в самой же политической системе сторонников исламизма нет?

— Не совсем так. Если не в руководстве, то в политической элите есть такие люди, которые разделяют подобную идеологию, но не они сейчас правят бал.

— В Казахстане возможен подобно Турции военный переворот?

— Пока Назарбаев у власти, это невозможно. Сейчас только готовится почва для борьбы за наследие Назарбаева.

— Что России со всем этим делать? К чему готовиться в будущем? Каких изменений в Казахстане ждать?

— Ситуация в Казахстане для России очень важна потому, что это партнер по ОДКБ, ЕвразЭС, который придерживается интеграционного вектора. В случае, если надо будет оказать помощь, то ее надо будет оказать.

comments powered by HyperComments