Мне было важно рассказать с трибуны Государственной Думы о деле Евгении Чудновец. Меня об этом попросили многие: сама Евгения и тысячи людей в социальных сетях. Они следили за моим рассказом с трибуны Госдумы, а еще более внимательно — за судьбой самой Евгении.

Шаргунов СергейВот вкратце фабула этой дичайшей истории: сотрудница детского сада, мать трехлетнего ребенка, жительница Екатеринбурга сделала у себя на страничке «ВКонтакте» репост трехсекундного видеоролика. Евгения возмутилась, увидев это видео в сети: на ролике вожатые в детском лагере издеваются над малышом, заставляя его раздеться.

В результате неравнодушия Евгении были найдены виновные, привлечены к уголовной ответственности и приговорены к реальным срокам. Хотя теперь есть серьезное подозрение, что обвинили и приговорили не тех.

В любом случае, неравнодушная женщина заступилась за малыша. Она показала, что нельзя безнаказанно мучить ребенка. Может быть, спасла его от последующих издевательств.

А дальше началось необыкновенное веселье: саму Евгению объявили в розыск и арестовали. Ее судили в Катайске Курганской области, обвинили в распространении детской порнографии, приговорили к шести месяцам колонии, заковали в наручники и поместили в СИЗО. На днях она встретила в тюрьме 33-летие.

Какая порнография? Какое распространение? Причем здесь это? Кстати, тот человек, который первым разместил это видео с найденного им мобильного, проходит в суде лишь как свидетель. То есть — на минуточку — такие следователи и такие судьи! Может, это их надо привлечь за фабрикацию дела?

А дальше, как водится, на сцену выходит, приплясывая, родная «ювеналочка», которая требует себе маленького сына Евгении, ведь мать-то у него теперь преступница! И вот уже бывший муж Евгении оспаривает решение Катайского районного суда о передаче их сына Льва в органы опеки Орджоникидзевского района Екатеринбурга.

Я его процитирую: «Не могу согласиться с вынесенным постановлением судьи и считаю, что его нужно отменить, так как судьей неправильно установлены обстоятельства по делу, а именно указано, что у ребенка и самой подсудимой нет близких или других родственников. Кроме меня — отца ребенка, у подсудимой имеется родная сестра и мать, которые также являются тетей и бабушкой ребенку».

Круче всякого кино! Тут и тупая штамповка «уголовок» за репосты в соцсетях, причем карают в том случае, когда надо поощрить и благодарить; тут и система дознания и суда, тут и «ювенальная юстиция», которой скоро будут пугать детей вместо Бабайки.

Безусловно, депутату нельзя вмешиваться в судебные дела. Я сделал то, на что имею право: я написал запросы, подключил все связи, сообщил об этой истории знакомым журналистам. Я попросил Генеральную прокуратуру «рассмотреть возможность принесения прокурорского протеста с целью пересмотра приговора по делу Чудновец, не вступившего в законную силу». В итоге на Первом канале про Евгению вышел сюжет. Подключилась моя коллега, депутат Оксана Пушкина. Вмешались наконец-то Следственный Комитет и Генеральная прокуратура. Теперь уже Анна Кузнецова, уполномоченная по правам ребенка, возмутилась подобным беспределом, и особенно тем, что у Евгении отбирают ребенка.

Да, нас услышали, но, увы, вполуха. Прокуратура Курганской области принесла апелляционное представление на вынесенный Катайским районным судом приговор. Они говорят о том, что женщина, конечно, виновна, но, учитывая, что она одна занимается воспитанием ребенка, и раньше не была замешана в уголовных делах, можно назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы. То есть дело решили замять, а женщину отпустить. Хотя она до сих пор сидит в тюрьме. Когда будет рассмотрен этот протест, неизвестно.

Получается, все равно виновна? Ни извинений, ни компенсации. Чтоб жила с клеймом судимости, нехотя выпущенная из клетки, но подранок и без работы. С судимостью у Евгении не получится вернуться туда, где она работала, то есть в детский сад, в котором она зарекомендовала себя как очень отзывчивый работник: оставалась вечерами, лепила фигурки для детишек. И что? До свидания, ты же судимая, нельзя тебе работать в детском саду. Хотя есть решение Верховного суда о том, что при рассмотрении записей и перепостов в интернете нужно учитывать контекст. Это иллюстрация на тему того, что у нас меньше одного процента оправдательных приговоров.

Да, все это системные беды. Но, мне кажется, наглядная помощь конкретному человеку лучше, чем заклинание: «Все плохо, ничего не исправишь». По этой причине я призвал коллег соединить усилия и поднажать, чтобы спасти человека и доказать, что парламент может многое, он стоит на страже закона и человека.

Разумеется, очень важно, чтобы были правильные законы. Разумеется, есть большие вопросы к системным бедам, но начинается все всегда с малого — с маленького человека, и с возможности его точечной защиты и поддержки. А потом уже надо говорить о масштабных, глобальных и серьезных вещах.

Есть такое словосочетание «народный депутат». Многие воспринимают его как архаичное, то есть устаревшее. Но хотелось бы, чтобы оно обрело вес и значимость, потому что люди, при всем неверии и недоверии, которые разрушают государственную ткань, все равно ждут и надеются. Они хотят, чтобы существовали настоящие народные депутаты, их защитники и заступники.

Родные Евгении и тысячи людей, которые следят за этой историей, ждут, что справедливость восторжествует. Это торжество справедливости иногда важнее и серьезнее, чем торжество несправедливости. Несправедливость в очередной раз заставляет опустить руки, вызывает безнадегу, отзывается ощущением отчаяния. Но когда побеждает справедливость, это вызывает у общества прилив сил. Если поднять шум, то можно добиться многого.

Популярный интернет



comments powered by HyperComments
Ростислав Ищенко (новое видео)
Декабрь 2016
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Ноя  
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031