Четыре года беспросветного клинча, в котором находятся ЛДНР и Украина, кого угодно могут убедить в том, что такая ситуация будет длиться тут вечно, но это мнение ошибочно. 

Укр солдатЯ читаю один из Telegram-каналов, который пишет о том, что в Зимбабве начался военный переворот, и иллюстрирует свою новость изображением бронетранспортера. Ловлю себя на том, что автоматически эту новость пролистываю. Фотографии бронетехники за четыре года так замылили глаз, что на них уже не останавливаешься, читаешь дальше.

Потому что, если задержать внимание, то опять узнаешь о том, сколько вчера было выпущено мин и снарядов, где сгорел дом, где погиб человек. Сообщения о подобном стали привычным информационным шумом, сознание привыкло отфильтровывать их, словно это гул турбин самолета: полчаса полета — и ты их уже не слышишь.

Интерес к ситуации на фронте повышается, когда происходят какие-то уж совсем видимые изменения. О таких переменах сообщают многочисленные жители того же Донецка, вынужденные в силу обстоятельств пересекать линию разграничения между республиками и территорией, контролируемой киевскими властями. Те, кто вынужден проводить многие и многие часы в длинных очередях, дожидаясь, когда откроется пропускной пункт, и солдат в камуфляже сверит паспорт и персональный пропуск гражданина, разрешая тому выезд или въезд.

Давно известно, что любое «узкое место» неизбежно порождает желание преодолеть его, минуя изнуряющее ожидание, а потому коррупция в местах контроля разрастается столь же бурно, как джунгли под теплым тропическим ливнем. Только падает тут не вода с небес — кровные рубли и гривны извлекаются из кошельков, чтобы осесть в карманах тех, кто командует шлагбаумом или просто «дает добро».

— Им бы такая война пусть еще сто лет длится, — делится накопившейся обидой мой собеседник, которому позавчера пришлось выехать из Мариуполя, доехать до украинского блокпоста, не успеть его пройти до закрытия, вернуться в Мариуполь и проскочить только на следующий день. Но он же рассказывает и о другом:

— Украинских военных с той стороны очень много. Танки, танки, бронетранспортеры, военнослужащих — тьма. Раньше столько не было. В каждую лесополосу ведет хорошо прокатанная траками дорога, понятно, что «брони» там припрятано — мама, не горюй!

Такое впечатление не единично. О том, что по ту сторону линии соприкосновения концентрация украинских войск усилилась, рассказывают и многие другие очевидцы, ошарашенно делящиеся своими наблюдениями в социальных сетях.

Всякий раз подобное нарастание военной мощи порождает циркуляцию слухов и предположений о том, что вот теперь-то «пружину сорвет» и вялое противоборство, которое уже четвертый год ведется между ВСУ и донбасскими республиками, перейдет в горячую фазу. Как это может быть, тут хорошо помнят по лету и осени 14-го или началу 15-го года.

Иногда кажется, что опасения начала большой войны совершенно не беспочвенны. События десятидневной давности, когда жилые кварталы Донецка вновь были обстреляны со стороны украинской армии, заставили многих жителей города спросить себя: «неужели началось?»

Как сообщали в те дни представители ДНР в совместном Центре по контролю и координации режима прекращения огня, украинские военные за сутки выпустили по окраинам Донецка более 940 ракет РСЗО, мин и снарядов крупного калибра. Такого не было три года. Вот она, война? Оказалось, что все-таки нет. Преодолев короткий и острый пик, противостояние вернулось в привычную контролируемую фазу, а кратковременная эскалация не получила дальнейшего развития.

Одной из причин, которой военные эксперты объясняют то резкое повышение градуса военного противоборства на Донбассе, является массовая ротация военнослужащих ВСУ. О том, что подразделения 72-й, 14-й, 92-й и 53-й бригад Вооруженных сил Украины вернутся из Донбасса в места своей постоянной дислокации на Волынь, в Белую Церковь, Чугуев и Северодонецк, в конце октября заявлял Петр Порошенко во время своего визита в Авдеевку. На их позиции зашли 80-я львовская и 25-я днепропетровская десантные бригады.

Важно, что это первые украинские боевые подразделения в зоне «АТО», которые прошли переподготовку по так называемым «натовским стандартам».

Вероятно, что желание опробовать в настоящем бою навыки, которым их обучили заокеанские инструкторы, и подтолкнуло украинских военнослужащих пойти на обострение противостояния, до их прибытия находившегося в зоне приемлемого динамического равновесия.

— Стандартная ситуация, — комментируют происходящее лица, непосредственно владеющие информацией с передовой. — Приезжают сюда новички, адреналин из них хлещет, желают себя показать, тем более, что считают себя каким-то элитными частями. Но получают по зубам и быстро успокаиваются, мы-то уж знаем, как с ними обходиться.

Привычный сценарий и, кажется, он был отыгран и в этот раз. На смену кратковременной эскалации пришло привычное условное затишье, периодически прерываемое гулом, взрывами и монотонной канонадой, доносящейся со стороны линии фронта.

Четыре года беспросветного клинча, в котором находятся ЛДНР и Украина, кого угодно могут убедить в том, что такая ситуация будет длиться тут вечно, но это мнение ошибочно. К тому же, Киев настойчиво пытается нарушить сложившееся шаткое равновесие, неизменно демонстрируя свою приверженность военному способу решения конфликта.

Так массовая смена личного состава украинских солдат на Донбассе привела к тому, что в какой-то момент предыдущий контингент не успел покинуть места своей дислокации, а новый уже приехал. Из-за чего количество военнослужащих в зоне «АТО» увеличилось вдвое.

Что было причиной — просчеты в логистике или, наоборот, стремление создать пугающую противника и местное гражданское население картину зримого перевеса в живой силе и технике, определенно утверждать нельзя.

Уже притчей во языцех стало перманентное выпрашивание Киевом у своих стратегических покровителей более современных систем вооружения, которые, по мнению украинских политиков, могут привести к радикальному перелому в противостоянии на Донбассе.

Регулярно в информационном поле появляются различные агрессивные высказывания украинских политиков — представителей партии войны, вроде основателя «Азова», депутата украинского парламента Андрея Билецкого, который на днях сокрушался тем, что Украина во время первой фазы конфликта не применяла против «сепаратистов» боевую авиацию.

По всей видимости, картины стертых в пыль авиабомбами сирийских городов, как иллюстрация того, к чему может привести использование бомбардировщиков против крупных городских агломераций, которой, по сути, и является весь Донбасс, не просто не останавливает вождя украинских радикалов, но наоборот — доказывает полезность подобного подхода.

Что бы там ни говорили, но агитация и пропаганда, все же, делают свое дело.

Патриотические выпуски новостей, бесконечные сериалы о «доблестных освободителях», милитаристская риторика политиков и лидеров общественного мнения приводят к тому, что украинское общество, кажется, в целом запрограммировано достаточно лояльно относиться к возможности большой войны на Донбассе.

Даже недавнее аккуратное предостережение бывшего министра обороны Украины Александра Кузьмука о том, что ВСУ хоть и способны дойти до российской границы, но сделать это могут ценой тотальных разрушений и многочисленных человеческих жертв, весомой частью общества понимается исключительно как «можем дойти». А вот цена уже значения не имеет.

Печально, но ничего конструктивного и компромиссного, уравновешивающего агрессивный государственный украинский подход, выработать пока не удается. Встречи Суркова и Волкера раз за разом заканчиваются ничем и, кажется, понятно почему.

Несмотря на отсутствие полноценных коммюнике, можно предположить, что американский дипломат настаивает на фактической передаче восточной границы республик под контроль международных, читай штатовских, военных. Тех самых, что обучали военнослужащих 25-й днепропетровской десантной бригады, как раз и инициировавших недавний новый виток противостояния.

Что случится, если подобное «окружение» республик все же случится и силы, настроенные агрессивно к Донбассу, возьмут его в кольцо, предположить несложно. Вот, что обещает на этот счет украинский политик Ирина Богословская.

«Первое, — это перекрыть границу с Украиной с помощью „голубых касок” ООН, — предлагает она. — А дальше, это процесс 3–5 лет. Нам нужно будет иметь еще кордон внутри. Мы предложим всем, кто не хочет жить в Украине, покинуть её в течение одного или двух месяцев. Там, конечно же, будет огромное количество смертей и терактов».

Нет сомнений, что реальная картина окажется еще более жестокой, чтобы представить ее, стоит еще раз вспомнить практику «урегулирования» конфликтов в разрушенной и раздробленной Югославии, в том числе пресловутую операцию «Буря», проведенную Хорватией против Сербской Краины. А ведь именно «хорватский опыт» сегодня с вожделением вспоминают украинские политики и силовики разных уровней, как пример быстрого и решительного наведения порядка в стране.

Можно ли считать, что сейчас, не сталкиваясь полноценно с украинской военной и репрессивной машиной, а лишь переживая спорадические обстрелы и изнуряющие давление и блокаду, Донбасс отделывается малой кровью? Вероятно, да. Но так же верно и то, что, ощущая ежедневно на зубах вкус крови и денег, сегодняшние украинские лидеры и силовики не откажутся от того, чтобы считать себя хищниками, а потому рассчитывать на войну посерьезней и добычу покрупнее.

А это значит, что однажды, уверовав в свою силу и правоту, они действительно могут решиться на последний бросок.

Источник: http://rusvesna.su/news/1510776001

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео