Закрытие российских соцсетей, запрет георгиевских ленточек, нападения на православные храмы на Украине, ограничение русского языка на телевидении и на улицах – это все звенья одной цепи.

ПорошенкоОчевидно, нынешний киевский режим задался целью окончательно угробить остаточную украинскую государственность и делает все для того, чтобы очистить это пространство от населения. И отмена виз здесь как нельзя кстати: пол-Украины уедет в Европу – от введения латиницы и рейдерских захватов православных церквей «украинским патриархатом», а другая половина уедет в Россию, не выдержав издевательств над русской культурой, к которой принадлежит большая часть Украины, и языком. Так это пространство освободится для американских, западных экспериментов, миссия Порошенко будет выполнена, и он сможет спокойно отправиться доживать свои дни на какой-нибудь из островов. Или в Гаагу. Уж как сложится.

Казалось бы, нельзя же нарушать все возможные представления о демократии и свободе слова, сложившиеся в Европе? Однако на нынешней Украине слово «нельзя» воспринимается как «можно». То есть, если им говорят «нельзя», они возмущаются – как это нельзя? Нельзя – это значит надо! И воспринимают это как приглашение к действию. Для нынешнего «свидомого» украинца нет слова «нельзя». Так же, как для него не существует понятия «закон».

И эти люди собираются ездить в Европу без виз? Впрочем, Европе, которая отменила визовый режим для Украины, после того как в ЕС заехал миллион арабов, среди которых масса террористов ДАИШ, взрывающих направо и налево все, что им вздумается, приезд нескольких тысяч карателей из АТО уже не кажется чем-то опасным. Это теперь для Европы как для слона дробина. На фоне игиловцев, разгуливающих по европейским городам, как им вздумается, горстка атошников в количестве нескольких тысяч для Евросоюза – просто пара пустяков.

Последние же события на Украине лишь еще жестче закручивают воронку ненависти к России, тем самым распаляя и ненависть жителей Украины и друг к другу. Собственно, и так не существует никаких единых украинцев. Украинское общество раздроблено, и большинство жителей Украины относит себя к Русскому миру, к русскому культурно-цивилизационному типу и считает себя частью большой России. Лишь меньшинство, бандеровская деревенщина – а в Европе модно, чтобы правили меньшинства, – относит себя к Европе, к гей-параду, который планируется провести в ближайшее время, ассоциируя себя с теми меньшинствами, которые находятся у власти в самой Европе.

Поэтому украинское общество неоднородно, оно расколото на большинство и на меньшинства, и меньшинства выживают большинство из страны, борются с ним, пытаются установить над ним свою власть, доминировать, терроризируют, тиранят, запрещают все, что дорого для большинства. Тем самым, нельзя утверждать, что украинское общество как-то синхронно развивается и одинаково на что-то реагирует.

Вот для того, чтобы мотивировать меньшинства, на которые и полагается нынешний режим, и возгоняется культ русофобии, антироссийская истерия и все, что связано с Россией, с нашей общей историей и культурой. И это должно продлить, по мнению нынешней киевской власти, агонию украинской государственности. Которая на русофобии и строится изначально, с того самого момента, когда в девятнадцатом веке речь зашла об Украине как о чем-то отдельном еще в австрийских интеллектуальных лабораториях. Уже тогда «украинство» строилось на русофобии, на отрицании всего русского, на обособлении от России. Сегодня мы наблюдаем пик антироссийских, антирусских настроений, а русофобия необходима для жизни, для продления дней этой умирающей государственности.

Энергия ненависти к России и всему русскому – это единственное, что есть у «украинства», за счет чего оно живет и подпитывается. Это действительно эффективно для удержания нынешней власти. Но только для удержания ее еще, условно, на пару недель. До какой степени эта энергия может разрастись? Для них, чем больше русофобии, тем дольше они протянут, тем больше времени они смогут грабить остаточную украинскую государственность, созданную товарищем Сталиным с большим запасом прочности. Поэтому чем больше русофобии, тем больше времени для разграбления. И происходить все это будет, видимо, до тех пор, пока от Украины камня на камне не останется. Пока они не будут созерцать вокруг себя дымящиеся руины на месте бывшей Украины, до тех пор можно будет растаскивать последнюю корягу, доску отдирать от подоконника, какую-нибудь арматуру отпиливать болгаркой. До тех пор, пока еще будет, что отпиливать и растаскивать, отламывать, выворачивать с корнем, все это будет продолжаться.

Ведь у власти на Украине сегодня те люди, которые под воздействием жажды наживы вообще себя не контролируют. Для них нажива – превыше всего. Это есть смысл, цель, образ жизни, основная стратегия и главная мотивация. А все остальное для них не ценность. Ни украинская государственность, которую они не создавали, поэтому не понимают, не чувствуют ее. Ни население Украины, которое они считают быдлом, как выражается Надежда Савченко, и расходным материалом, который можно бросать в топку войны, не обращая внимания на десятимиллионное снижение численности Украины за последние несколько лет. Это просто люди-бесы, которым нет дела ни до чего, кроме собственной наживы. И ради нее они жертвуют всем – остаточной государственностью, населением, здравым смыслом, какой-либо элементарной логикой и вообще всем, что составляет Украину как концепт.

популярный интернет


comments powered by HyperComments
Популярное Видео