очинские переговоры стали своеобразным форматом антикризисного менеджмента Союзного государства России и Белоруссии. За последние годы не было ни одного случая, чтобы Владимир Путин и Александр Лукашенко встретились в Сочи по поводу чего-то хорошего — постоянно в повестке были серьёзные проблемы либо двусторонних отношений, либо сугубо белорусские, либо те и другие в комплексе.

Владимир Путин и Александр Лукашенко

Владимир Путин и Александр ЛукашенкоKremlin.ru

Нынешний визит проходит на фоне потепления отношений между Минском и Москвой. Ещё полгода назад госсекретарь Совбеза Белоруссии Андрей Равков пугал общественность байками про российскую интервенцию, про 170 шастающих по белорусским городам и весям «вагнеровцев». Придворные «батькины эксперты» с центральных телеканалов запугивали белорусов якобы злонамеренными пленными русскими «боевиками», которые якобы хотели убить Лукашенко. Научные сотрудники НАН Белоруссии рассказывали прессе про якобы арестованных российских «четырёх ГРУшников». КГБ Белоруссии до сих пор не потерял надежды доказать наличие «российских кукловодов» в белорусской президентской кампании 2020 года.

В августе и прозападная оппозиция, и столь ненавидимый ею Лукашенко устремили свои взоры на Кремль. Москва выбрала якобы меньшее из зол. Почему выбор для Москвы постоянно сводит между плохим и очень плохим — отдельная история.

В Минске рассчитывали на большее, и дабы простимулировать друга и партнёра начали привычные русофобские провокации. Помимо прочего, на феерическом «Всебелорусском народном собрании» своих сторонников Лукашенко выпустил дешёвую и безотказную «Анку-провокаторшу», отработавшую в 2019 году по Михаилу Бабичу.

Михаил Бабич

Михаил БабичKremlin.ru

Перед самым вылетом в Сочи радетелей за местечковую «незалежность» Лукашенко порадовал признанием в том, что он «хороший националист» — в отличие от тех плохих националистов, которые и Купаловский театр едва не развалили, и фальсификацией выборов недовольны, и санкций требуют, и расстрел на минской площади безоружного манифестанта как-то неправильно понимают. Ещё недавно Лукашенко называл себя «марксистом» и «интернационалистом», а белорусов называл «русскими со знаком качества».

Сторонники объединения с Россией тоже получили порцию елея: накануне визита белорусские прокуроры возбудились на «фашистский» бело-красно-белый флаг, который в 2018 году едва не легализовали, а в 2019 году вполне терпимо переносили во время инспирированных спецслужбами антиинтеграционных хождений к российскому посольству. Придворные социологи порадовали цифирью о предпочтительности для «святого народа» идеи интеграции с Россией и, конечно же, проводимого Лукашенко «многовекторного» курса. Министерства обороны согласовали «дорожную карту» развития военного сотрудничества на ближайшую перспективу. Минтрансы подписали долгожданное соглашение о перевалке белорусских нефтепродуктов через портовые мощности Ленинградской области, сама идея которого много лет отвергалась с порога под предлогом экономической несостоятельности.

Раздав всем белорусским сестрам по серьгам, Лукашенко улетел отдыхать перед напряжёнными сочинскими переговорами. Рассказывать о повестке важной встречи стало уделом пресс-секретаря российского лидера Дмитрия Пескова. Его белорусская коллега по прозвищу «Массандра» и ранее не особо обременяла себя снисхождением до объяснений «народцу», а после публикаций о криминальных похождениях со своими одногруппниками и вовсе благоразумно залегла на дно.

Дмитрий Песков

Дмитрий ПесковKremlin.ru

Тем не менее уже во время вылета самолёта Лукашенко в Россию государственные СМИ распространили скупое сообщение от пресс-службы президента Белоруссии. В нём говорилось: «Планируется, что лидеры двух стран подробно обсудят широкий комплекс вопросов развития белорусско-российских отношений, совместное реагирование на возникающие вызовы, в том числе в сфере военной безопасности, взаимодействие в интеграционных структурах. Кроме того, Александр Лукашенко и Владимир Путин обменяются мнениями по тематике международной повестки дня».

Не более многословным, но более интересным выглядело сообщение пресс-службы Кремля, опубликованное в тот же день: «Имеется в виду обсудить ключевые вопросы развития российско-белорусских отношений стратегического партнёрства и союзничества. Особое внимание планируется уделить крупным совместным проектам в торгово-экономической, энергетической и культурно-гуманитарной областях, а также дальнейшему продвижению интеграционных процессов в рамках Союзного государства».

Из комментариев Пескова следовало, что ожидаются «весьма продолжительные переговоры» и Лукашенко расскажет Путину всю правду про «всебелорусское собрание». Более прагматичные комментаторы уверенно предположили, что на самом деле Лукашенко едет рассказывать не про никому не нужную местечковую клоунаду, а банально и традиционно просить «поддержку». Называлась даже сумма — $3 млрд, и МИД Белоруссии подтвердил возможность её обсуждения.

Второй год госагитпроп Белоруссии продвигает образ постсоветской республики как передового рубежа защиты Москвы от «фашиствующей демократии», как выразился 11 февраля глава МИД Белоруссии Владимир Макей. Ранее, 28 января, Лукашенко на правительственном совещании рассказывал, как западными друзьями и партнёрами были «изнасилованы главы государств, посажены на кол», а теперь на Белоруссии отработали подготовку дестабилизации российской политической системы.

Владимир Макей

Владимир МакейMfa.gov.by

«Последние события в России говорят о том, что мы абсолютно точно еще в первой половине прошлого года уловили направление действий из-за рубежа против нас, и, вы это помните, я не единожды говорил, что Белоруссия им нужна как трамплин для атаки на Российскую Федерацию», — поведал Лукашенко.

Собственно, этот образок обиженного Западом единственного российского союзника, это простреленное мерзопакостными буржуинами знамя с первой линии окопов обороны Москвы и попытается продать Лукашенко российскому президенту. По дружественным ценам, как говаривал покойный Уго Чавес.

Попутно будут обсуждены вопросы продажи электроэнергии с почти достроенной БелАЭС, так как Литва, опоздавшая со строительством новой АЭС взамен закрытой по требованию Евросоюза «Игналинки», приложила немало усилий для блокирования поставок на европейский рынок.

Лукашенко уже уговорил Путина пересмотреть «задним числом» условия кредитования правительством РФ этого проекта. Он также пообещал вложить фактически подаренные ему российские деньги в строительство белорусских объектов на российском побережье Балтики.

Совмин Белоруссии на днях снова анонсировал проекты промышленной кооперации с российскими партнёрами и даже заявил о готовности к единой промышленной политике. Всё наполняется вербальным оптимизмом, как в старые добрые времена прошлого десятилетия. Только сейчас об этом заявляет белорусский премьер-министр Роман Головченко, а в прошлом десятилетии об этом же с такой же ответственностью заявлял белорусский вице-премьер Владимир Семашко.

Роман Головченко (справа)

Роман Головченко (справа)President.gov.by

Эту сказку про белого бычка Лукашенко рассказывает уже более четверти века. Выступая на февральском ВНС, он снова заявил: «Мы видим большое развитие кооперационных связей через более широкое участие отечественных производителей в реализации национальных проектов России. Сегодня открыто заявляем о готовности к дальнейшей предметной работе по повышению межотраслевого сотрудничества в рамках Союзного государства при соблюдении взаимных интересов на основе равноправия двух участников союза».

Гугл помнит, что подобное с 1994 года Лукашенко заявлял слишком часто, а реальных шагов в заявленном направлении сделал слишком мало. Об этом постоянно напоминают эксперты по российско-белорусским отношениям — Богдан БезпалькоДмитрий Болкунец и многие другие.

О замечательном примере межотраслевого сотрудничества накануне сочинских переговоров Лукашенко с Путиным говорится в малозаметном сообщении минсельхозпрода Белоруссии — того самого, критикуемого Россельхознадзором за насыщение российского рынка некачественным продовольствием и откровенной контрабандой. Существует Российско-Белорусская смешанная комиссия в области рыбного хозяйства, по решению которой Белоруссия ежегодно получает разрешение на вылов тысяч тонн (квота на 2021 год — около 8 тыс. т) российской морской рыбы «с учетом исторического промысла, осуществляемого Республикой Беларусь в предыдущие периоды». Может быть, уже и Японии разрешили с учётом не менее исторического промысла.

Пока что Россия получает в качестве ответной любезности «белорусского лосося» из норвежского сырья, которое запрещено перерабатывать в России из-за ответных российских санкций. В 2014 году Лукашенко заявил, что ему не выгодно поддерживать союзника. Он не только отказался поддерживать Россию в ответных санкциях к Западу, но и помог западным компаниям с реализацией — распорядился создать «белорусский продовольственный офшор». С тех пор известные в Белоруссии «неолигархи» зарабатывают очень хорошие деньги, направляя на российский рынок поток «белорусской креветки» и тому подобного.

Александр Лукашенко

Александр ЛукашенкоИван Шилов © ИА REGNUM

Минск требует от Москвы допуска белорусских компаний к российским госзакупкам, отвечая «тендерами по-белорусски», через которые невозможно продать российскую сельхозтехнику и многое другое. Почти десять лет назад, обсуждая намерения правительства Белоруссии купить (в терминологии белорусского премьер-министра Михаила Мясниковича) или забрать (в терминологии Александра Лукашенко) «Ростсельмаш» без согласия собственника этого частного предприятия, его директор Константин Бабкин рассказывал немало интересного про различия условий хозяйствования в двух частях формально существовавшего Союзного государства.

В 2018 году Бабкин отреагировал на заявление Лукашенко о «варварстве» российских союзников и их «недобросовестной конкуренции», обратив внимание на то, что с решением проблем кооперации и ликвидации дискриминации на формально общем рынке воз и ныне там. На сайте Московского экономического форума был опубликован «Ответ восточного варвара» — Константина Бабкина, который снова констатировал отсутствие прогресса в двусторонних отношениях при неизменно резкой риторике Лукашенко.

«В стиле: в 41-м мы вас защищали, поэтому ваш рынок это наш общий рынок, давайте его обсуждать, а на наш рынок, на наши субсидии не смотрите. И дайте ещё денег, — отметил совладелец «Ростсельмаша». — Это происходит уже довольно много лет, и в новом заявлении Александра Лукашенко, по сути, ничего нового. Просто тональность вышла на новый уровень и риторика стала ещё менее конструктивной: «Мы хотим быть от вас во всём независимыми, поэтому будем укреплять связи с киевским режимом и поэтому покупайте наши комбайны».

Про анонсированные кремлёвской пресс-службой крупные проекты в культурно-гуманитарной области говорить излишне. Это направление объединительного процесса изначально было задвинуто в долгий ящик, и нет никаких оснований считать, что получит хоть какое-то развитие в ближайшей перспективе.

Основаниями для пессимистичного вывода служат не только недавние заявления Лукашенко на тему его приверженности национализму, который на постсоветском пространстве может быть только на русофобской матрице, а также его же заявления о приверженности проституированной внешнеполитической «многовекторности».

Три десятилетия — вплоть до августа 2020 года, и в особенности полтора года до этой даты являются примером цветущей махровым цветом русофобии. Цветущей при господдержке и массированной подпитке извне. Причём официальный Минск одно время настолько приветствовал такую деятельность западных экспертов по «сдерживанию России», что Лукашенко лично проводил с ними совещания в своём президентском дворце.

На самом деле ни Минск, ни Москва не желают и не готовы к серьёзному культурно-гуманитарному сотрудничеству. Показательным стал февральский скандал с участием посольства России в Белоруссии, минского Национального исторического музея и МИД Белоруссии вокруг позиционирования белорусским официозом польского генерала Тадеуша Костюшко в качестве «белорусского национального героя». Того самого Костюшко, который сам себя никогда не называл белорусом, был горячим сторонником шовинистической полонизации и лично участвовал в кровавой бойне апреля 1794 года, когда тысячи русских (в том числе солдат во время причастия и гражданских) были вырезаны во время «Варшавской заутрени».

Карл Готблиб Швайкарт. Тадеуш Костюшко. 1802

Карл Готблиб Швайкарт. Тадеуш Костюшко. 1802

Генпрокуратура и чиновники министерства информации поощряют насаждение русофобии в Белоруссии, наглядным примером чего служит деятельность таких организаций, как созданного при участии властей «Товарищества белорусского языка» (ТБМ). В своём издании это легальное объединение национал-радикалов давно и открыто восхваляет гитлеровских пособников и чеченских головорезов, позиционируя их как борцов за свободу, независимость и так далее. Представители этой организации включены в государственные комиссии и экспертные советы, преподают в ведущих вузах и проводят различные мероприятия в тесном сотрудничестве с представителями различных госорганов.

Теперь, когда Лукашенко стал открытым националистом, стоит ожидать усиления именно такого тренда в белорусской внутренней политике, что несовместимо с культурно-гуманитарной составляющей союзной интеграции. Теоретически стороны могли бы находить то, что их объединяет — именно такой подход отстаивает нынешний посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев, которого прочат на место госсекретаря Союзного государства. В год 75-летия Великой Победы многим казалось, что такой общей темой является сохранение исторической памяти, в частности — о Великой Отечественной войне. Однако белорусский ревизионизм продвинулся настолько далеко, что Лукашенко неоднократно публично заявлял, что считает Отечественные войны «не нашими».

Нынешний госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота отсидел свой срок, получил знаки внимания и может умыть руки. Возглавляемая им структура потратила много денег налогоплательщиков на имитацию интеграции, закупки предметов роскоши и тому подобное, провалив работу по основным направлениями своей деятельности. Новый госсекретарь, даже если таковым назначат не Мезенцева, а Бабича, будет вынужден делать то же самое. Реальных рычагов управления у госсекретаря нет. Без полноценного союзного парламента и других прописанных в договоре 1999 года органов Союзное государство будет обречено болтаться в проруби досужих разговоров на тему постсоветской интеграции.

Григорий Рапота

Григорий Рапота Bonifaciy

Александр Лукашенко одержал пиррову победу в президентской кампании 2020 года и пытается решить комплекс огромных проблем. Официальный Минск нуждается в российской помощи во внешней политике, находясь в полуизоляции, с частичной легитимностью, под давлением западных санкций. Российская поддержка нужна ему и при проведении внутренней политики, где та же проблема легитимности, нарастание кризисных явлений в экономической, социальной и гуманитарной сферах. Без российской подпитки Лукашенко не сможет вывести Белоруссию из системного кризиса.

Лукашенко недостаточно уже полученной российской финансовой помощи. Ему мало дипломатической поддержки и «ядерного зонтика», исключающего вариант военного вторжения с Запада. Он желает большего, готов низко кланяться и громко благодарить.

Вопрос в том, зачем Путину в очередной раз спасать Лукашенко, зачем искусственно поддерживать жизнедеятельность этого «белорусского чуда». Особенности русофобской «белорусизации» ясны, особенности белорусской «многовекторности» понятны. Да, после 9 августа 2020 года риторика Лукашенко изменилась, но это поправимо, потому что принципиальных изменений не произошло.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы