«Сегодня выясняется, что мы ничего не можем без украинцев». Эти слова одного из европейских чиновников стали квинтэссенцией происходящего сегодня на рынке рабочей силы в ЕС. Работодатели Евросоюза требуют вернуть в их страны работников с Украины, потому что иначе погибнет и урожай, и другое важное производство. Однако вряд ли подобная интеграция в ЕС обрадует Киев – в ней есть и подводные камни.

Судя по новостям из недалекого зарубежья, эстонские фермеры буквально в шаге от того, чтобы поднять на вилы свое правительство. И повод нешуточный – судьба урожая. Позиции сторон просты. Фермерам не хватает рабочей силы для сбора клубники. 

А ведь уже вот-вот. Конец мая, ранняя уже на прилавках. Что до рабочей силы, то ее дефицит тоже не новость. Страны Прибалтики теряют ее уже лет 15, с тех пор, как вступили в ЕС. Еще в прошлом году в докладе ООН «Перспективы населения мира – 2019» было указано: «Между 2019 и 2050 годами прогнозируется снижение… населения 55 стран или регионов из-за устойчиво низкого уровня рождаемости, а в некоторых местах из-за высоких показателей эмиграции. Наибольшее сокращение населения относительно его численности с потерями около 20 процентов и более ожидается в Болгарии, Латвии, Литве, на Украине…». Да и за последние 30 лет население трех республик уменьшилось более чем на два миллиона человек (примерно с восьми до шести миллионов). 

Рабочую силу эстонские фермеры хотят привезти с Украины. И в этом основная закавыка – чиновники против. «Мы не можем строить эстонское государство на украинской рабочей силе. Сегодня выясняется, что мы ничего не можем без украинцев. Не можем без них строить, собирать клубнику. Скоро не сможем без украинцев издавать газеты и делать телевизионные программы. Так не должно быть». Это слова министра иностранных дел Эстонии Марта Хельме.

Но не все страны Европы так настроены по отношению к украинцам, в особенности теперь.

На прополку – чартером

Скажем, в Германии о судьбе урожая задумались еще в начале апреля, то есть вскоре после того, как страны ЕС закрылись на карантин даже друг от друга, а немалая часть гастарбайтеров разъехались по домам. Решение чиновников вполне отражает присущую немцам практичность – виртуальный карантин: «…люди будут работать и жить небольшими группами, максимально изолированными одна от другой, и не смогут выходить за пределы предприятия». Ну действительно, чего им сидеть дома в изоляции, если можно сидеть (и работать) в изоляции на фермах? 

Всего в апреле-мае в ФРГ собирались привлечь к такому «карантину» работников из Румынии, Польши и с Украины. Но по сути это означает «с Украины, Украины и Украины», поскольку схема отработана уже давно. Работник приезжает в Польшу, получает трудовую визу, а дальше местная компания, занимающаяся аутсорсингом персонала, выписывает ему командировку в ту же Германию на необходимый заказчику срок. И если в начале апреля речь шла о 40 тысячах таких работников, то уже во второй половине месяца эту планку перекрыли вдвое. И даже при этом немецкие фермеры заявляли, что им не хватает еще 300 тысяч работников. Украинских, конечно же.

В начале апреля стало известно, что из-за пандемии Польша лишилась 143 тыс. украинских гастарбайтеров. Именно столько, по данным польской стороны, выехало в период с 15 марта по 7 апреля. Судя по тому, что примерно в тот же период на Украину вернулось 650 тыс. человек, в Польше немного недооценили количество работавших у них украинцев.  

Поэтому в апреле поляки, как и немцы, стали придумывать схемы возврата украинцев на поля и заводы. 

Поначалу набирали тех, что решил остаться в Польше и не возвращался на Украину на время эпидемии. Потом разрешили въезд с Украины (но с обязательным двухнедельным карантином и приглашением от работодателя). 4 мая на Украине открылись польские консульства – но лишь затем, чтобы выдавать визы тем, кто едет на сельхозработы. В последнее же время поляки плюнули и на карантин для сельскохозяйственных работников. Едешь собирать клубнику или пропалывать овощи? Езжай прямо на поле. 

Торговля черным деревом

Но всё это уже в мае. А в конце апреля на Украине разыгралась многими не замеченная драма. На ней стоит остановиться особо. 

Тысячу лет назад важнейшими экспортными статьями Киевской Руси были рабы и зерно. Сегодня Киев, по сути, зарабатывает тем же – продажей зерна и рабочей силы. С той лишь разницей, что теперь рабочая сила продает себя сама. И в Киеве долгое время с этим мирились: ну а что сделаешь? Тем более, что трудовые мигранты год за годом вытягивают торговый баланс из минуса, обеспечивая ежегодный приток валюты. В последние годы – на уровне 10-11 млрд долларов.

Но тут случилась эпидемия. Первыми стричь гастарбайтеров стали пограничники. «24.04 пересекал границу, ехал из Польши на Украину. До границы приехал на машине и как все другие хотел перейти пешком. Перед польской стороной собиралась очередь, когда собралось около 25 человек, приехал автобус с украинской регистрацией, сказали, что перевезут на украинскую сторону, но за 50 злотых (310 гривен за 300 метров границы)», – писал в Facebook один из мигрантов.

50 злотых (860 рублей) за 300 метров – это обидно, но терпимо. А вот когда ближе к концу апреля украинцы потянулись обратно, их ждал другой сюрприз. За те же самые 300-500 метров между украинским и польским КПП (но уже в сторону Польши) нужно было заплатить 50-70 долларов. То есть в пять раз больше. Можно сказать, мол, это местная самодеятельность. Если не знать украинских реалий. Еще в марте, когда Украина закрывалась на карантин, одним из решений властей было закрытие большей части пограничных переходов. То есть условия для дефицита были созданы. 

Во-вторых, граница – серьезный бизнес. Ничего само по себе там не возникает. А каждую «тему» кто-то прикрывает, в том числе и в Киеве. Но одной только дани за проход границы кому-то показалось мало. 

Финские фермеры были одними из первых, кто стал возить украинцев к себе чартерами. Поэтому как раз их рейсы, а также чартер с сезонными работниками, направлявшийся в Великобританию, спровоцировали небольшой скандал: украинская сторона пыталась помешать вылету через запрет Госавиаслужбы на вылет. 

Официальные причины – забота о здоровье украинцев и нежелание потом возиться с эвакуацией. Но, по слухам, финских и британских фермеров попросту пытались раскрутить на «откат». И отступились лишь после того, как на украинского премьера надавил посол ЕС на Украине Маати Маасикас.

Впрочем, были не только шкурные интересы. У Зеленского лелеяли планы провернуть на карантине нечто вроде «Нового курса» Рузвельта, отправив 500 тыс. украинцев класть брусчатку, строить дороги, заниматься озеленением и благоустройством.

Но после встречи с Маати Маасикасом премьер-министр Украины Денис Шмыгаль сдался, заявив, что готов к переговорам с европейскими странами, а координацией отправки украинцев на поля, фермы и огороды займется офис по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. «Тот случай, когда форма наконец полностью сошлась с содержанием», – заметил в ответ на это главред одного из украинских изданий.

Едут даже за гроши

В итоге уже в начале мая на Украине стали готовить чартеры для отправки работников в Германию, Великобританию, Финляндию, Швецию, Польшу. И вовремя. «Польша является огромным производителем продуктов питания, одним из крупнейших в Европе. Скажем, мы больше всех в ЕС выращиваем шампиньонов и др. Поэтому если работники с Украины не приедут, это будет катастрофа. То, что будет выращено на полях, пропадет, поскольку некому будет собирать», – волновался владелец перерабатывающей компании Real SA Анджей Гайовничек. 

В Италии и вовсе решили не морочиться и одним махом легализовать до полумиллиона нелегальных трудовых мигрантов (если фермеры докажут, что прежде те работали в агросекторе). Как известно, Италия – вторая в Европе страна по количеству гастарбайтеров с Украины.

Казалось бы, наконец-то Украина пришла к успеху. Весь ЕС в очередь строится за украинскими работниками. Но есть нюанс. Работа в агросекторе и до пандемии была не самой высокооплачиваемой (и довольно тяжелой – 12-14 часов в сутки). Теперь же платят и вовсе гроши: «В месяц на руки выходит около 500-600 долларов, вместо прошлых 800-1000 долларов», – признаются рекрутеры. 

Но после двух месяцев карантина украинцы согласны и на это.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы