Несмотря на то, что 4 сентября глава администрации Гонконга Кэрри Лам (Carrie Lam) объявила об официальном отзыве законопроекта об экстрадиции обвиняемых из Гонконга, где действует собственная судебная система, в материковый Китай, 8 сентября участники протеста снова вышли на улицы и призвали США полностью освободить Гонконг от контроля со стороны Пекина.

Проект закона возник после того как житель Гонконга Чан Тонг-кай (Chan Tong-kai) сознался в убийстве своей беременной подружки на территории Тайваня, но из-за несовершенства законодательной системы, его не смогли преследовать в уголовном порядке должным образом. Необходимость закона была очевидна всем, его поддерживала даже оппозиция.  Однако из проекта нового закона стало видно, что помимо 46-ти уголовных преступлений его действие распространяется и на финансовые правонарушения. Вот тут-то всё и началось.

Подконтрольный американской неправительственной организации NED Международный центр частного предпринимательства (Center for International Private Enterprise) заявил, что такой закон подорвёт экономические свободы и статус Гонконга как центра мировой торговли. Заявление письмом поддержали восемь членов Конгресса. 7 июня 2019 г. появилось открытое письмо главы администрации Гонконга Кэрри Лам, она финансист, в бывшем выпускница Кембриджского университета. Письмо подписали директор Amnesty International Hong Kong М. Там (Man-kei Tam), директор Human Rights Watch в Китае С. Ричардсон (Sophie Richardson) и Лоу Ю. Кай (Law Yuk Kai) — директором Human Rights Monitor в Гонконге. Обе последних организации – партнёры всё той же National Endowment for Democracy (NED). В письме требовалось отозвать закон, позволяющий экстрагировать на территорию Китая лиц «оказывающих содействие, подстрекающих, консультирующих или оказывающих представительство», одним словом всех тех, кто организовывает беспорядки. Хотя протесты подаются как стихийные, местные СМИ называют среди организаторов структуру Civil Human Rights Front, входящую в список организаций аффилированных с National Endowment for Democracy (NED).

Более того, существуют всем известные, направляющие протест лидеры. Все последние недели протестующие маршировали с портретами, сидящего в тюрьме активиста Эдварда Люна (Edward Leung), ключевой фигуры партии Hong Kong Indigenous. Он обратил на себя внимание, когда вместе со сторонниками, размахивающими британскими флагами, они публично преследовали группу туристов из Китая. В 2106 году в прессу попала информация о том как два сотрудника консульства США в Гонконге в течении полутора часов встречались с Люном и другим представителем Hong Kong Indigenous — Рэйем Вонгом, который после побега из Гонконга скрывался в Германии.

История протестов в Гонконге повторяется в точности до деталей, в 2014 году, во время «Umbrella Revolution» пресс-секретарь президента США Джош Эрнест выразил мнение, что «открытое общество с максимально возможной степенью автономии и принципами верховенства закона необходимо для процветания Гонконга» поддержав, таким образом, требования протестующих. Тогда тоже была партия – Demosisto и её генеральный секретарь — Джошуа Вонг (Joshua Wong), лицо движения Occupy Central 2014 года. В тот же год он был приглашен в Вашингтон известной организацией Freedom House, которая является филиалом всё той же NED. При этом сам Вонг с 2012 года работает на дочернее NED учреждение — National Democratic Institute (NDI), пройдя обучение по программе, учреждённой Госдепартаментом США, ЦРУ и NED. NED финансировала движение за независимость Гонконга даже до момента его передачи Китаю. Через NED США финансировали специальный проект «Hong Kong Transition Project», который должен был «проследить процесс перехода жителей Гонконга от подданных к гражданам». Только в 2012 году организация перечислила NDI 460 тыс. долларов для программ по Гонконгу. Непосредственно с момента передачи Гонконга Китаю в NDI запущена специальная программа по изменению гонконгской избирательной системы, и по совпадению, именно требование её изменить стало триггером «революции зонтиков» 2014 г.

NED, ЦРУ и Госдепартамент США упомянуты в одном перечне неслучайно. Организация NED была учреждена в 1983 году, когда связь государственных переворотов с ЦРУ становилась всё более очевидной. Через три года после её создания президент организации Карл Гершман сказал: «Мы не должны выполнять эту работу тайно. Было бы ужасно, если бы демократические группы по всему миру рассматривались как субсидируемые ЦРУ». С тех пор NED демонстративно именуется «неправительственной организацией». В 1991 году Washington Post напечатала признание основателя NED Аллена Вайнштейна, который сказал, что «многое из того, что мы сегодня делаем, 25 лет назад тайно делало ЦРУ».

В 2015 году Вонг, а также основатель и председатель спонсируемой NED Democratic Party Мартин Ли (Martin Lee), тоже постоянно контактирующий с представителями NED, были награждены в Вашингтоне за организацию «революции зонтиков». «Гигант мысли» и «отец гонконгской демократии» (это не шутка, в узких кругах Ли известен как “Father of Democracy”) – политический тяжеловес, член Legislative Council (Законодательного Совета) с 1985 по 2008, с 1985 г. он входил в состав комитета по передаче Гонконга Китаю — Basic Law Drafting Committee, где судя по всему представлял интересы отнюдь не Китая.

Перед новой волной протеста, в мае 2019 года мероприятие National Endowment for Democracy посетил член партии Demosisto — Натан Лоу (Nathan Law), и тогда же с главой Democratic Party встретился Майк Помпео. И только после этого на улицах Гонконга появились те самые упомянутые в законе «подстрекающие», в том числе Джошуа Вонг, активно поддерживаемый местным медиа-магнатом Джимми Лаем (Jimmy Lai). У Лая, сделавшего свое состояние в Гонконге, вполне может быть личная вендетта к Китайской Народной Республике, он родился в 1948 году в семье богатых родителей, чье состояние было экспроприировано Коммунистической партией Китая.

Лай также принимал участие в протестах 2014 г., за год до этого он консультировался у Ши Мин-гэ (Shih Ming-teh), ключевой фигуры протестов 2006 года против президента Китайской республики Тайвань Чэнь Шуйбяня (Chen Shui-bian), обвинённого в коррупции. В июне 2014 года Джимми Лай имел деловые контакты с экс-президентом Всемирного банка Полом Вулфовицем (Paul Wolfowitz). 8 июля этого года Лай встретился в Белом Доме с вице-президентом США Майком Пенсом (Mike Pence), а 6 августа СМИ сообщили об еще одной его встрече: с сотрудником Генерального Консульства США в Гонконге Джулии Эде (Julie Eadeh) и экс-гл. секретарём британской колониальной администрации Гонконга Ансон Чен (Anson Chan). Она, как и мэр Гонконга, — финансист, только из массачусетского Tufts University.

Встреча эта по всей видимости была определена заранее, так как за день до неё, по планам протестующих, должна была состояться «всеобщая забастовка». Еще через неделю, 13 и 14 августа протестующие перекрыли международный аэропорт Гонконга. В этот раз к информационному обеспечению протеста подключился Twitter и Facebook, заблокировав сотни пользователей, чей контент дискредитировал деятельность протестующих, а следом Google отключил 210 каналов YouTube, так как посчитал их связанными с правительством Китая. При этом протесты не носят народный или классовый характер, в частности Федерация профсоюзов Гонконга (HKFTU) достаточно категорично выступила против протестов.

Всё это выглядит, как попытка повернуть историю вспять, Гонконг достался англичанам в XIX веке в результате опиумных войн и являлся базой, для доставки опиума на территорию Китая. В 1997 году Великобритания ввернула Гонконг Китаю, но по договоренности сторон в течении 50-лет должна была действовать модель «одна страна, две системы», оставляющая Гонконг в британском правовом поле, т.н. Special Administrative Region (SAR). Заметим, что никакого самоуправления в Гонконге при британцах не было, но до момента перехода под протекторат Китая, это гонконгскую молодежь не беспокоило.

Убийство беременной девушки повод, но не причина. «Правовая независимость» обусловила то, что на улицах Гонконга «рулят» триады по типу 14K и Sun Yee On, создав для Китая серьезную головную боль. Согласно «панамского досье» наркокартели по прежнему, как и в XIX веке отмывают свои доходы через Гонконг. Базирующаяся в нём фармацевтическая компания Vida Laboratories поставляет прекурсоры для производства метамфетамина мексиканскому картелю Sinaloa. В 2012 году Федеральный суд Нью-Йорка предал гласности участие Hong Kong and Shanghai Banking Corporation (HSBC) в отмывании одного миллиарда ста миллионов долларов, переведенных картелем Sinaloa в США. При этом Hongkong Bank является одним из трёх банков, наряду с Bank of China (Hong Kong) и Standard Chartered Bank (Hong Kong), осуществляющих эмиссию гонконгских долларов. В 2010 году английский HSBC Holdings занимал четвёртую позицию в мире по объёму контролируемого капитала, и с учётом вышесказанного обязан ей в немалой степени наркотрафику.

В 2015 году по данным Всемирного Банка уровень бедности в Китае относительно 1981 года упал на 88%, в последние годы в промышленно развитом Шэньчжэне заработная плата увеличивалась на 8% ежегодно, появился миллион единиц жилья. В Гонконге за десять лет при неизменной заработной плате аренда жилья выросла на 300%. Это естественно вызывает недовольство и жителей Гонконга, но его настоящая причина кроется как раз в его либеральных элитах, превративших город в инструмент собственных финансовых махинаций. С 2013 по 2017 гг. количество подозрительных операций, вызывающих интерес у правоохранительных органов возросло с 32 907 до 92 115. При этом доля ВВП Гонконга от общего по Китаю упало с 27 % в 1993 году до 3% в 2017 г. Именно финансовые круги британской колонии меньше всего заинтересованы в правовой норме Китайской Народной Республики на территории, которую они с середины XIX века считают собственной вотчиной.

Появление в этой истории около ЦРУ-шных структур также неслучайно, в 80-х ЦРУ отмывало деньги полученные от наркоторговли в Индокитае, используя банк Nugan Hand Bank, зарегистрированный на Каймановых островах. В 60-е для этого использовался женевский банк Ваnk du Credit International (ВСI), возглавляемый агентом Моссада Табором Розенбаумом. Банк отмывал деньги главы американского мафиозного клана Мейера Лански, финансировал секретный отдел МИ-6, который назывался Перминдекс. В HSBC работает Джонатан Эванс, до этого проработавший 33 года в спецлужбах, в том числе с 2007 года возглавлявший МИ-5. В 80-е входящий в десятку банков мира BССI, использовался для отмыва денег на аферу «Иран-контрас». В состав совета директоров ВССI входили двое руководителей ЦРУ — Уильям Кейси и Ричард Хелмс; будущий руководитель Службы общей разведки Саудовской Аравии Тюрки аль-Фейсал аль-Сауд; и экс-глава разведки Саудовской Аравии Камаль Адхам; а также саудовский миллиардер Аднан Хашогги, официальный представитель — корпорации Бин Ладенов (Saudi Bin Laden Group) в США (см. В. Катасонов. «Диктатура банкократии. Оргпреступность финансово-банковского мира. Как противостоять финансовой кабале»).

Во всей этой истории с очередной революцией видится описанное испанской журналисткой Лайлой Тахельдин (Laila Tajeldine): «США самым вопиющим образом используют наркоторговлю для финансирования своих тайных операций, нарушающих международное право, а также для преодоления последствий собственных финансовых кризисов. Курс, взятый в 1980-е годы, продолжается и по сегодняшний день. Как ЦРУ, так и Управление по борьбе с наркотиками продолжают охранять свои каналы наркоторговли, обеспечивая поддержку этому бизнесу в мировом масштабе». К её словам добавить можно только то, что США и ЦРУ тоже используют, но это отдельный разговор.

Сейчас читают

Архивы