Меры по поддержке материнства, озвученные президентом РФ во время ежегодного Послания, очередной раз всколыхнули общество, смешивая аплодисменты со свистом, оптимизм  с пессимизмом, а вопросы  с самыми противоречивыми ответами на тему «Вымираем мы или да?», «Достаточно ли населения для такой территории?», «Что там слышно про русский миллиард?»

Дети это прекрасно и незабываемо. А ещё дети — это, к сожалению, очень затратно. По времени — если детьми заниматься — это минус всё. По деньгам — аналогично. Поэтому любые нематериальные преференции и финансовые вливания в молодых мамочек — это здорово, духоподъёмно и нужно ещё вчера. 

Однако  оптимизм на тему «Ну вот сейчас  взлетит!» категорически не стыкуется с опытом других стран и опытом самой России, где рост народонаселения слабо связан с государственными дотациями на материнство.

Сначала всего один пример с условным наименованием «Не в коня корм». Финляндия платит дотации на каждого ребёнка 400 евро в месяц. То есть за двоих 800, за троих 1200 и так далее. И делает это давно. Однако никакого бума рождаемости при этом не переживает.

И наоборот, тот же Китай, несмотря на все ограничительные демографические меры, строго выдаёт свои полпроцента прироста в год, хотя ни о каких финских дотациях там слыхом не слыхивали.

Дореволюционная Россия тоже выдавала вполне «китайские» показатели роста, несмотря на совершенно дикую детскую смертность и  бедность основной массы населения.

В своей обстоятельной монографии «К познанию России» 1906 года великий Менделеев сделал расчет, что более миллиарда жителей в «большой» России должно было быть по среднему сценарию в 2052 году – 1282 миллиона, а полмиллиарда (точнее 594,3 млн) уже в 2000 году. 

Правда, выводя такие цифры, великий учёный не потрудился узнать мотивы многодетности самого многочисленного крестьянского сословия. А они были весьма далеки от желания сделать Отечество «миллиардером»

Первое: крестьянская община выделяла землю по количеству едоков и семья из четырех человек получала в своё пользование в два раза больше основных производственных фондов, чем семья из двух. 

Второе: дети в крестьянской семье были источником дополнительной прибавочной стоимости. То есть эксплуатация труда молодёжи начиналось задолго до её пубертатного периода.

Третье: В царской России (также как в сегодня в Китае) практически отсутствовала система государственного пенсионного обеспечения. То есть дети для родителей были ещё и подушкой жизнеобеспечения в старости.

Вот эти три главные факторы и были основой российской многодетности. Как видите, государственных дотаций в их числе не видно, как не видно их сейчас и в Финляндии. К хорошему быстро привыкают, а много денег не бывает — это вам любая мама скажет. 

И это мы ещё не затрагивали тему качества, а то окажется, что родить — это меньше чем полдела. Воспитать и научить — «чтоб не пил, не курил, и цветы всегда дарил… » (и дальше по тексту песни) — вот где бездна для родительских инвестиций и непочатый край для общественных и государственных инициатив.

Государство ведь хочет видеть не просто новорождённого, а будущего учёного, инженера, защитника Отечества. А путь от сперматозоида до полезного члена общества — задачка с неимоверным числом неизвестных, которую не смогла решить даже такая махина, как СССР, родив и вырастив таких «человеков будущего», как Чубайс и Ходорковский, Горбачёв и Ельцин,  Радуев и Грибаускайте…

Так что деньгами , проблему заселения самой большой страны в мире, не решить. Ими можно отодвинуть дамоклов меч бедности и нищеты, висящих над молодыми семьями. И это хорошо. Но чего то в этой конструкции пока не хватает. Чего то очень важного, что не позволяет видеть впереди только светлое будущее, хотя и очень хочется.

http://russnov.ru/

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы