Три года назад в эти дни в Крыму происходили драматические события, результатом которых стало проведение на полуострове референдума и дальнейшее воссоединение Крыма с Россией. 

ЛЭП КрымЧто происходило в эти дни в России и в Крыму уже подробно известно, в первую очередь из документального фильма «Крым. Путь на Родину» — беспрецедентного полнометражного обзора, включающего откровенное интервью Владимира Путина о событиях конца февраля — марта 2014 года.

Однако существует и альтернативная версия происходивших тогда в Крыму событий. Принадлежит она политикам «незалежной» и ознакомиться с ней совсем нелишне для того, чтобы понимать степень лживости и извращенности режима, установившегося на Украине в результате государственного переворота 2014 года.

Мы предлагаем своим читателям выдержки из большого интервью нынешнего главы СНБО Украины и тогдашнего и.о. президента Украины Александра Турчинова одиозному украинскому порталу «Цензор.нет». Текст дан без изменений:


Только 27 февраля я узнал, о том, что на территорию Украины зашли «зеленые человечки», хотя активную фазу операции по оккупации Крыма русские начали 20 февраля, о чем красноречиво говорит дата, выгравированная на их медальках.

В этот день у нас в Киеве расстреливали героев Небесной сотни, властная вертикаль с треском разваливалась на куски. Все внимание страны было приковано к Майдану. А в это время русские скрытно перебрасывали в Крым войска, усиливали и без того многочисленную агентуру, заводили казаков, охранные и ветеранские организации для создания отрядов «крымской» гражданской самообороны.

Первые дни после победы Майдана Крым не очень выделялся среди других юго-восточных регионов, где начались масштабные провокации в рамках фээсбэшного проекта «Русская весна». Захваты помещений, перекрытие транспортных коммуникаций, многотысячные митинги с сепаратистскими лозунгами и российскими флагами. Сепаратистский пожар охватил весь юго-восток страны от Одессы до Харькова.

Российские спецслужбы, организовавшие и финансировавшие этот шабаш, надеялись на хаос, массовые беспорядки и раскол страны. Силовой блок не работал, информировать о реальных проблемах было некому.

Во многих регионах работники милиции и СБУ не только не противодействовали сепаратистским мятежам, но и активно их поддерживали. Многие в госаппарате и в силовых структурах рассчитывали на быстрое возвращение старых хозяев.

Они, как и русские, надеялись, что в таких условиях невозможно восстановить властную вертикаль, перезапустить, а фактически воссоздать сектор безопасности и обороны. Поэтому предательство, провокации и саботаж были массовым явлением. В таких условиях началась оккупация Крыма.

Мне доложили, что российским спецназом захвачен парламент и Кабмин Крыма. Это произошло 27 февраля. В этот день мы только планировали приступить к формированию нового правительства.

Я дал команду подразделениям внутренних войск, расположенным в Симферополе, окружить и подготовить штурм захваченных российским спецназом помещений.

Внутренние войска смогли провести оцепление зданий, но под давлением собравшегося там большого количества пророссийски настроенных крымчан, не продержавшись и нескольких часов, разошлись. Мне доложили, что в сложившихся условиях они не в состоянии выполнить поставленную задачу.

После захвата парламента и Кабмина Россия перешла к открытой фазе оккупации Крыма. На полуостров военно-транспортными самолетами и кораблями ВМС РФ начали интенсивно перебрасываться лучшие штурмовые подразделения десантных войск и морской пехоты, вооружение и военная техника. Российские войска взяли под контроль стратегические объекты и коммуникации, окружили расположенные в Крыму основные воинские части ВСУ.

Ситуация была трагической. Среди военных и силовиков начался массовый переход на сторону агрессора.

Для понимания ситуации, не предали свою страну из находившихся в Крыму 13468 солдат и офицеров Вооруженных сил только 3990 (29,6%), из 10936 работников МВД — только 88 человек (0,8%!), из 1870 пограничников в Украину вернулось только 519 (27,7%), из 2240 работников СБУ — только 242 (10,8%), из 527 офицеров и прапорщиков Управления госохраны не предало Украину — только 20 человек (3,8%)!

28 февраля я сформировал состав СНБО из только что избранных руководителей Кабмина и силового блока и собрал первое заседание. Начало оккупации Крыма и быстрое наращивание мощной группировки российских войск вдоль украинско-российской границы требовало принятия оперативных решений.

Прямо во время этого заседания мне позвонил спикер Российской Госдумы Нарышкин. Он представился и сказал, что Россия считает меня легитимным Главой ВР, но не признает как и.о. президента, так как есть легитимный президент Янукович. Поэтому он, как мой коллега, равный по статусу из руководства РФ готов общаться. Перевожу его вступление на понятный язык: «Путин поручил мне вести с вами переговоры».

Потом начал угрожать «по поручению»: «Если будет угроза жизни русским гражданам или жителям Крыма, русская армия нас жестоко накажет… Вы нигде не спрячетесь и т. д.…» Что-то вроде этого.

Я ответил, что это Россия начала агрессию против нашей страны, и руководство РФ за свое вероломство будет отвечать… Примерно такой был разговор.

Второй разговор с Нарышкиным произошел ночью 1 марта. Прошло достаточно времени, и об этом уже можно рассказать. 1 марта Совет Федерации РФ дает разрешение Путину ввести войска на территорию Украины. Политическим прикрытием для такого решения стало обращение Януковича.

Происходит быстрое наращивание восьмидесятитысячной группировки российских войск у нашей границы. Танки, артиллерия, системы залпового огня, штурмовая авиация. Наша разведка докладывает о полной готовности РФ ко вторжению.

По информации Министерства обороны Украины, этому мы могли противопоставить всего две батальонно-тактические группы и еще несколько сводных подразделений общей численностью до 5 тысяч человек, способных хоть как-то выполнять боевые задачи.

Украинская армия на протяжении многих лет системно уничтожалась и в начале 2014 года была фактически небоеспособна. Подразделения были разукомплектованы.

Не хватало не только вооружения и отремонтированной техники, но и более элементарных вещей: одежды, обуви, качественного питания (16 гривен на человека, из которых большую половину суммы забирали посредники). По официальным данным на 01.01.2014 в Сухопутных войсках, которые составляют основу боевого потенциала Вооруженных сил Украины, насчитывалось всего 33027 военнослужащих (9247 офицеров, 22118 солдат, сержантов и старшин, 1662 курсанта). В официальных отчетах говорилось, что на 01.01.2014 только около 20% боевых частей готовы к выполнению элементарных задач, 20% — частично готовы и 60% — полностью не готовы. И эти отчеты были еще сильно приукрашены.

Все, что только возможно, в нашей армии было приведено в полную боевую готовность. Начинаем оперативную переброску войск к северной границе и на восток. Особенно уязвимым было Черниговско-Киевское направление. Если русские танки зайдут со стороны Черниговской области, то за полдня могут быть уже в Киеве с Януковичем в обозе.

Для мировой общественности у русских готово объяснение: «Обратился президент Украины, и мы помогли восстановить конституционный порядок и законно избранную власть».

Но чтобы развязать себе руки и сосредоточиться на захвате материковой Украины, русским надо было закончить оккупацию Крымского полуострова.

Вечером первого марта ко мне приезжают руководители Минобороны и Генштаба. Говорят, что ГШ РФ передал ультиматум до 24:00 всем украинским военным в Крыму сложить оружие и сдаться, иначе они начинают штурм всех мест дислокации наших в/ч в Крыму.

«Силы не равны, — говорит министр, — они во много раз превосходят нас в численности, вооружении и подготовке, при этом их активно поддерживает значительная часть отравленного российской пропагандой населения Крыма. Нужно на политическом уровне попытаться не допустить захвата наших позиций».

Поручаю связистам соединить меня с Путиным. Но, как и предупреждал Нарышкин, с ним в Кремле не соединяют. Тогда поручаю найти Нарышкина. Соединяют.

Пытаюсь говорить, чтобы не было слышно в голосе волнения: «Мы получили ультиматум вашего генштаба. Передайте Путину, я дал команду в случае штурма вести огонь на поражение. Вся кровь будет на вас, как на агрессорах, и вы для всего мира будете военными преступниками, ответственными за тысячи смертей».

Нарышкин пообещал все это передать Путину.

В какой-то степени я блефовал. Я реально понимал, что мою команду выполнят далеко не все. При этом они хорошо знали наше реальное положение. Но других вариантов у меня не было. Они отменили штурм, и мы получили жизненно важное для нас дополнительное время.

Я дал поручение Министерству иностранных дел провести консультацию с нашими партнерами, дававшими нам гарантии безопасности в соответствии с Будапештским меморандумом. Но нам дали ответ, что готовы помогать на дипломатическом уровне путем проведения переговоров и консультаций. При этом очень просили не спровоцировать Россию на введение войск на континентальную территорию Украины.

Я объявляю мобилизацию, а мне партнеры говорят, что, мол, я провоцирую русских. А я не провоцировал, я защищал страну, у меня другого пути не было.

При этом просил: хотя бы оружие дайте, чтобы нам продержаться, пока мы сможем запустить заводы оборонпрома, отремонтировать технику, обуть, одеть, вооружить армию…

Ведь это будет реальный знак для русских о ваших намерениях остановить агрессию. Однако любые поставки вооружения в Украину были заблокированы под тем же предлогом, чтобы не провоцировать русских.

популярный интернет




comments powered by HyperComments
Популярное Видео




Декабрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Ноя  
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031