Пока у Лукашенко ещё есть время одуматься и остановить вакханалию страха и насилия в республике

Несомненно, читатели ИА REGNUM в курсе происходящих в Белоруссии событий — более месяца назад, 8 мая, там началась избирательная кампания по выборам президента республики. Казалось бы, все будет как всегда — кампания пройдет так, как будто ее и нет, в день голосования белорусы мирно побредут к урнам, чтобы оставить там свои ничего не значащие голоса, так как в республике важно не то, кто и как голосует, а кто и как считает.

Но не тут то было. Желательный для нынешнего президента республики ход избирательной кампании — когда о ней никто не говорит и граждане даже не в курсе, что она идет, а желательно, чтобы даже не помнили о ее проведении, был сразу же сломлен

Появилось несколько сильных кандидатов. Из народа — блогер Сергей Тихановский (был снят и вместо него пошла на выборы его жена Светлана). Из номенклатуры — бывший помощник Лукашенко, а затем глава Парка высоких технологий, Валерий Цепкало и Виктор Бабарико — председатель правления «Белгазпромбанка» (после подачи заявления на участие в кампании ушел с поста).

С первых дней начала избирательной кампании (сбор подписей за выдвижение был начат кандидатами 21 мая) кандидаты легко взломали сценарий власти по замалчиванию выборов и начали активно общаться с людьми. В результате минчане и граждане других больших и малых городов республики стояли в многосотметровых очередях, чтобы поставить свои подписи за выдвижение кандидатов.

И никого не смущал даже тот факт, что одна и та же точка по сбору подписей могла осуществлять сбор подписей сразу за несколько кандидатов — настолько высок оказался уровень недоверия, а местами даже и ненависти белорусских граждан к нынешним белорусским властям.

В результате на сегодня большинство из тех кандидатов в президенты, которые планировали вести кампанию, набрали необходимые 100 тысяч подписей, а лидер избирательной кампании Виктор Бабарико поставил национальный рекорд за все время — им уже собрано более 330 тысяч подписей.

Что касается Лукашенко, то, по словам главы его избирательного штаба Михаила Орды, председателя организации официальных белорусских профсоюзов, за нынешнего главу государства уже собрано более 1,5 млн подписей. С учетом того, как они «собираются», очень маленькая цифра получается. Выходит, что недорабатывает Орда. Почему только 1,5 миллиона, а не 5 или 6 миллионов? Это с одной стороны.

С другой стороны, казалось бы, если у тебя 1,5 млн подписей против 330 тысяч у главного конкурента, то дело сделано — 5 к 1, кампания выиграна, можно спокойно ее вести и «курить бамбук». Но не тут-то было.

Вместо уверенного в себе лидера нации Лукашенко, наоборот, демонстрирует все признаки необычайно агрессивного поведения на грани истерики. То на белорусских женщин обозлится, мол, не могут те быть президентами, то грязно пройдется по одному из кандидатов, что у того проблемы с детьми, то еще одного обвинит в связях с олигархами и воровстве миллионов долларов.

То предупредит народ, чтобы он не дергался, иначе если кто не помнит, то можно, мол, вспомнить как президенты некоторых стран расстреливали своих сограждан:

Бесконечные совещания, крики, неприкрытое хамство льются с экранов белорусского телевидения каждый день. А все из-за чего? — Из-за того, что на штыках сидеть очень неудобно.

Дело в том, что активность белорусских граждан в делегировании своих голосов сборщикам подписей и их мощная поддержка независимых кандидатов объясняется очень просто — нынешние белорусские власти предали свой народ, когда началась эпидемия коронавируса.

Одно дело, когда с экономикой полный швах. Но люди научились уже выживать в таких сложных условиях — у кого уже, по совету белорусского президента, выкопана землянка в лесу, выживает, собирая грибы и ягоды, кто кормится с огородов своих родителей из деревень и личных дач, кто подался на заработки за границу, а кто ворует беспросветно из бюджета миллионами долларов — все при деле.

Но только вот эпидемия вируса весь этот абсурдный сон и одновременно театр одного актера, одного хоккеиста, одного режиссера и одного политика, в котором белорусское общество находилось уже многие годы, обнулила. Белорусское общество увидело подлинный лик той власти, которая уже долгие годы паразитирует на научных, промышленных и сельскохозяйственных осколках той БССР, что построил в составе Союза Машеров и другие видные деятели республики.

Оказалось, что, когда людям больше всего нужна была помощь, сочувствие, человеческое участие, принятие мер по обеспечению безопасности их жизни и жизни их близких — родителей, детей, белорусское руководство ушло в «несознанку». И начало говорить какой-то бред про водку, бани, хоккей, трактора и свежий воздух. Это было воспринято как откровенное издевательство, которому прощения нет. В результате белорусское общество окончательно отвернулось от Лукашенко.

А тут началась и избирательная кампания. И белорусское общество, преодолев свой традиционный страх, вышло на улицы. А что? — Бояться больше нечего. Вирус не разбирает — старик ты или младенец, богатый или бедный, хорошо относишься к Лукашенко или плохо. Ему безразлично — забирает жизни, никого ни о чем не спрашивая.

Казалось бы, общество должно на этом фоне впасть в панику и прострацию. Но страх заразиться вирусом показал, что на его фоне бояться Лукашенко больше не стоит. Как и управлять ему государством.

Лукашенко — не вирус. Он такой же человек, как и другие. И оценка его действий или бездействий тоже должна иметь человеческое измерение, для реализации которого выборы предоставляют самую лучшую возможность.

В результате, как показывают проведенные СМИ республики опросы, несмотря на то, что еще вчера его особо никто в республике не знал, Виктор Бабарико побеждает Лукашенко в первом туре с разницей 53−56% против 3−6%.

ИА REGNUM об этом феномене писал достаточно с давних времен — что как только в республике на избирательном горизонте появится человек из номенклатуры, который обществом будет идентифицирован как серьезный и статусный, вся поддержка Лукашенко, которая базируется исключительно на страхе, испарится в один момент. Да, Бабарико немного несуразный, немного мягкий, немного неуверенный. Но он человечный. Он чувствует боль. Люди это увидели и потянулись к нему, в отличие от Лукашенко, который давно стал бездушным.

Именно это мы и наблюдаем сегодня — у белорусского общества исчез страх. А у Лукашенко он, наоборот, в отношении своего будущего появился. Очень серьезный страх. Животный страх. Лукашенко боится. И даже не скрывает этого.

Именно с этим абсолютно животным и иррациональным страхом Лукашенко связаны последние действия белорусских властей по захвату банка с российским участием — «Белгазпромбанк» (Газпрому и Газпромбанку принадлежит по 49,8% акций банка, Госкомимуществу Белоруссии — 0,097% акций), которые белорусские власти осуществили в очень знаковый день 12 июня — в День России.

Около 15 человек из руководства банка арестованы. Заблокированы счета клиентов и все транзакции. В банк, в нарушение всех процедур, готовится назначение временного управляющего — бывшего главы Нацбанка республики Надежды Ермаковой.

Некоторые горячие головы в Минске даже призывают национализировать принадлежащую Газпрому трубу, по которой на Запад идет российский газ через территорию республики.

В ответ на эти явно недружественные действия официального Минска, Газпромбанк и Газпром выступили с официальным заявлением о недопустимости подобных шагов, так как они нарушают не только законодательство республики, но и Евразийского экономического союза.

Понятное дело, захват российской собственности в Белоруссии не остался без внимания и президента России.

Кроме того, так как официальный Минск так и не приступил к погашению задолженности за ранее поставленный в республику газ в размере 165 млн долларов, появилась информация о том, что руководством Газпрома принято решение о приостановке поставок газа в республику с 1 июля.

Несомненно, происходящее сегодня в республике становится очень серьезным политическим кризисом. Как только в партизанской республике начинается избирательная кампания, и появляются кандидаты в президенты — так по ним сразу же возбуждаются уголовные дела. Чудеса. В 2010 и 2015 годах в республике было две кампании по выборам главы государства. В общей сложности на них выдвигался 21 человек. Так вот, в отношении 7 из них были возбуждены уголовные дела.

Кроме того, как отмечают эксперты, «За последний месяц задержано, оштрафовано и сидит в ИВС — всего 275 (+65 случаев за последнюю неделю) случаев репрессий. Из них 98 (+21 за последнюю неделю) человек задержаны до суда на 2—3 суток, т. е. до суда они отсидят 203 (+26) суток в совокупности. 82 (+8 за последнюю неделю) человека получили административный арест, всего по административному аресту получено 926 (+129) суток, в среднем около 11 суток на человека. На данный момент в ИВС находится 23 (+13) человека».

То есть в республике уже полным ходом заработала репрессивная машина и появились сотни политзаключеннных. Всего за месяц избирательной кампании. А что будет к ее завершению? Белорусская власть танки начнет вводить в города?

Происходящее сегодня в республике вообще за гранью реальности. Лукашенко так боится отдать власть, что воспринимает абсолютно законное желание граждан республики стать президентом за уголовное преступление. И пользуется силовой машиной на всю катушку, нарушая все мыслимые и немыслимые правила поведения, человеческую этику и, главное, законы собственной страны.

Чудовищный случай произошел на днях в одной белорусской деревушке. В ночь с 3 на 4 июня в дом матери белорусского фермера, который осмелился рассказать в «ютубе» правду о состоянии дел в белорусском сельском хозяйстве (думаем, историю про коров и Лукашенко помнят все), ворвались неизвестные люди в гражданской одежде. Провели в доме обыск, сломали женщине руку, а ее спящей дочери угрожали пистолетом, в результате чего девочку сейчас лечат от испуга. В партизанской Белоруссии снова появилось свое Гестапо? Так вроде ж, думали, давно уничтожили, ан нет…

То есть, как мы видим, реакция Лукашенко на возникший по его собственной вине политический кризис абсолютно иррациональная. Вместо того чтобы спокойно отреагировать на то, что люди больше не хотят его видеть в качестве белорусского президента, он начал кампанию не только по запугиванию своих оппонентов, но и всего белорусского общества.

Только это уже не поможет. Даже если Лукашенко снимет Бабарико с выборов, посадит его в тюрьму, а сам «триумфально» со 150% «за» выиграет выборы 9 августа, это ему не поможет. Как говорят классики, «на штыках можно прийти к власти, но сидеть на них нельзя». Республика находится на грани общественного взрыва, и только слепой может этого не понимать.

Если события текущей недели продолжатся, Лукашенко не сдаст назад, а народ все активней будет требовать перемен и его ухода из власти и покажет это на выборах, а это решение не будет властью воспринято как единственно законное, то впору будет говорить о том, что в Белоруссии власти готовятся пролить кровь и установить режим военной хунты. А вот это уже сюжет совсем другой оперы.

Да, Лукашенко есть что терять. Но что терять белорусским чиновникам, силовикам, которые не замазаны пока кровью? Что терять членам избирательных комиссий, состоящим в основном из учителей и врачей, именно которых и кинула белорусская власть, не обеспечив им защиту и поддержку в ходе эпидемии коронавируса? Что терять жителям деревень и сел? Что терять рабочим? Им нечего терять, кроме своих цепей из страха. Осталось их только сбросить и стать свободными людьми, которые сами будут определять свое будущее.

Пока у Лукашенко еще есть время одуматься и остановить вакханалию страха и насилия в республике. Воспользуется ли Лукашенко этим шансом или предпочтет пойти до трагического конца — покажут ближайшие недели.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы