Ангела Меркель предложила создать в Евросоюзе свой Совет безопасности — в том числе и для преодоления трудностей при принятии решений по санкциям в отношении России.

Неважно, что сейчас имеет в виду германский канцлер – проблемы с продлением санкций или же затруднения с началом их отмены. Важнее то, что Германия снова пытается перейти к следующему этапу евроинтеграции: к упрочению единства и управляемости Евросоюза. Получится ли это у Берлина?

Ангела Меркель не посещала нынешнюю сессию Генассамблеи ООН, на которой одним из центральных мероприятий стало заседание Совбеза под председательством Дональда Трампа. Не слушала она и речь президента Франции Макрона, который с трибуны Генассамблеи предложил реформировать Совет Безопасности, расширив его состав и ограничив возможности использования права вето постоянными членами.

У Меркель сейчас полно внутренних проблем – как чисто германских, так и европейских, потому что будущее Евросоюза является и вопросом немецкой внутренней политики. Проблемы в большой коалиции, на которую опирается правительство Меркель, лишь усугубляются: социал-демократы недовольны баварской ХСС, баварцы недовольны Меркель, да и позиции в собственной партии ослаблены после недавнего поражения ее кандидата на пост руководителя парламентской фракции ХДС. Канцлера уже в открытую называют «хромой уткой» как в самой Германии, так и в Европе.

Шансы на то, что Меркель усидит в своем кресле, уменьшаются еще и потому, что стремительно падает популярность всех партий правящей коалиции и растут симпатии к оппозиционным «Альтернативе для Германии» и левым. Выборы в местный парламент Баварии, намеченные на 14 октября, могут стать «днем икс» для начала нового внутрикоалиционного, а значит, и правительственного кризиса в Германии.

Но пока что Меркель упрямо строит планы на будущее. Причем не только германское, но и европейское.

Выступая в воскресенье в баварском Оттобойрене, она высказалась за создание Совета безопасности Евросоюза с целью «укрепления дееспособности и формирования нового порядка в вопросах внешней политики». По словам Меркель, внешняя политика, постоянно основанная на едином мнении, не может быть разумным решением в будущем. В качестве примера она указала на трудности при принятии решений о санкциях в отношении России.

Тут, впрочем, непонятно, что Меркель имела в виду – то ли сложно будет продлевать санкции, то ли, наоборот, отменять. Потому что в обоих случаях требуется согласие всех 28 стран ЕС. Но пока Берлину удавалось добиваться от всех единой позиции за продление санкций. Несмотря на то, что целый ряд стран – начиная с Австрии и заканчивая Грецией – неоднократно указывали на свое желание как минимум снять часть санкций, им аккуратно выкручивали руки и принуждали к «солидарности».

Впрочем, сейчас ситуация меняется. И не только потому, что Евросоюзу приходится все жестче вести себя с США и вообще готовиться к вероятным американским санкциям за торговлю с Ираном. Гораздо важнее, например, то, что новое итальянское правительство уже неоднократно давало понять, что оно будет настаивать на ослаблении санкций против России. А если Рим упрется, обойти его будет невозможно, а значит, нового продления санкций в конце года может и не быть.

Или, может быть, теперь Меркель, наоборот, готовится к ослаблению конфронтации с Россией и началу процесса снятия санкций? И боится, что в этом случае любая из стран – например, Польша или Литва – сможет заблокировать это решение?

На самом деле дело тут не в России. Точнее, вовсе не Россия является главной причиной инициативы Меркель. Берлин давно уже хочет перейти к следующей стадии евроинтеграции – политической, финансовой, внешнеполитической. Германии нужна по-настоящему единая Европа под ее руководством. Ну, или с некоторым французским участием в управлении Старым Светом. Процесс евроинтеграции не просто застопорился в последние годы – стали набирать силу евроскептики, то есть сторонники ослабления ЕС путем реформирования Евросоюза в союз национальных государств.

На этом фоне все евроинтеграторы – а к ним относятся не только чиновники Брюсселя, но и Меркель, и Макрон – ищут пути реванша, то есть перехода к ускоренной евроинтеграции. Даже выход Великобритании воспринимается ими не как проблема, а как вызов – значит, нужно усилить центростремительные процессы, передать еще больше полномочий на наднациональный уровень или сделать так, чтобы общие решения принимались быстрее и были обязательными для всех.

Единый бюджет, единая оборонная политика – все эти темы в последнее время постоянно звучат из уст Меркель и Макрона. ЕС пытаются подвести ко взятию новой высоты евроинтеграции, и рассуждения о Совбезе – из этого же ряда.

И хотя пока обсуждаются несколько вариантов формирования нового еврооргана – например, на ротационной основе, когда в нем будут по очереди участвовать все страны ЕС, а некоторые основные страны, например Франция и Германия, будут иметь статус постоянных членов – ясно, в чем состоит смысл подобной затеи.

Германия и Франция будут определять внешнюю политику Евросоюза, а представленные в СБ в качестве непостоянных членов остальные страны будут вынуждены поддерживать то или иное решение. Ни Италия, ни Испания (следующие по размеру экономик страны ЕС) не смогут рассчитывать на постоянное членство в Совбезе. Потому что по уши в долгах и не обладают таким геополитическим весом, как Франция с Германией.

Другое дело, что подобный вариант не встретит поддержки у европейских правительств. Причем не только евроскептиков Италии. Например, поляки и венгры вовсе не склонны отдавать свою внешнюю политику в ведение Берлина и Парижа, как до этого не хотели отдавать ее Брюсселю.

Общая внешняя политика ЕС невозможна и по причине разного отношения стран ЕС к России и США. Часть стран, та же, например, Польша, готовы выступать в качестве троянского коня Вашингтона в ЕС.

Верит ли сама Меркель в реалистичность своей инициативы? Конечно, ведь Берлин делает однозначную ставку на усиление евроинтеграции, подбирая разные варианты продвижения на этом пути. Идея Совбеза будет обкатываться и обсуждаться, но проблема в том, что сейчас ЕС вступает в предвыборный период. В мае пройдут выборы в Европарламент – на которых все предсказывают относительный успех евроскептиков. После этого слово «безопасность» будет звучать в Европе вовсе не в сочетании со словом «Совет». Нужно будет бороться за сохранение хотя бы нынешнего уровня евроинтеграции. И вовсе не факт, что германского канцлера, который будет этим заниматься, будут звать Ангелой.
популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео