С Сурковым уходит целая эпоха. Только сейчас можно сказать, что девяностые по-настоящему закончились. Однако тут же возникает вопрос — а что началось?

Сурков — создатель нынешней политической системы, смотрящий за ней в течении двух десятилетий. Его отставка — это, с одной стороны, устранение её «удерживающего», что даёт возможность избавиться от груза ушедшей эпохи скольжения России в пропасть разложения и распада. Но, с другой стороны, это преимущество лишь для того, у кого есть чёткое видение альтернативы, стратегия создания новой политической системы, Идея новой, постельцинской, постлиберальной России.

Если же всего этого нет, то устранение Суркова станет началом ликвидации всей его политической модели, до основания, а затем… Что? Ничего? Попытка воссоздать всё то же самое, только без Суркова, это всё равно, что начать евразийские проекты без евразийцев, патриотические изменения без патриотов, инициировать консервативный разворот без консерваторов.

Отставка Суркова — это такое облегчение, но и такой большой риск. Ведь никто из тех, кто остался, не обладает таким умом, изворотливостью, и способностью к созданию креативных политических симулякров, имитирующих политическую жизнь там, где должна быть политика. Хотя бы так… Ведь об остальном и говорить не приходится.

Сурков ушёл. Не с первой попытки, не без проблем, всегда прощаясь, и вновь оказываясь всякий раз там, откуда его пытались убрать. Но то, что осталось — серость, безыдейность, уныние — многим ли лучше? Было хотя бы весело, а сейчас будет никак. Ни политики, ни Идеи, ни теперь даже их симулякра. Хуже худшего…

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы