Каждый раз, как Татарстану дают столько суверенитета, сколько он готов взять, в республике начинает твориться нечто сюрреалистическое. Сегодня власти Татарстана, при самоустранении федерального центра, делают из республики цифровой концлагерь.

Герб Казани

Вроде бы это чересчур, ведь жителям Татарстана не делают татуировки на руке, не обносят колючей проволокой.

Но между городами республики выставлены блокпосты. Прежде сообщение постоянно пульсировало, из некоторых городов маршрутки в Казань уходили каждый час или ещё чаще, многие ездили туда на работу. Внезапно открылось, что в нашей стране всё по-прежнему завязано на прописку. В одночасье всё остановлено или сильно затруднено, люди поройлихорадочно ищут способы привезти домой детей, и всерьёз звучат советы ехать из Самары в Татарстан через Уфу (что бы это ни значило). А, например, в единственный вагон электрички Казань — Зеленодольск — Буалюди набивались, как сельди в бочку, что особенно странно во время, когда в продуктовых магазинах лепят на полу красные полосы, чтобы покупатели не вставали ближе, чем на полтора метра друг к другу.

Республика наводнена полицией; в то время как страна отправлена в вынужденный отпуск, сотрудников МВД выдёргивают из законных отпусков, в помощь к ним призвали и Росгвардию. Но этого показалось мало, и президент Минниханов расширил список тех, кто может составлять протоколы об административном правонарушении, третируя «нарушителей самоизоляции».Справки о возможности свободного передвижения, в том числе появившиеся на чёрном рынке, население называет «аусвайсами», и по наличию таковых республика поделена на привилегированный слой (туда попали все члены партии «Единая Россия» и, конечно, все сотрудники множества госструктур, которым дано право «проверять» других граждан) — и на чернь, которой требуется каждый раз просить разрешения на отлучку.

Власти всерьёз вознамерились позволять или не позволять нам выходить из дома. Идёте ли вы в банк или на почту. Собираетесь посетить похороны или поехать на дачу. Везёте продукты или помогаете родственникам — вы должны просить, просить и просить. И власть Татарстана может вам разрешить выйти из дома — в большинстве случаев, на один час. А может и не разрешить. Причём такой порядок установился в республике моментально — прямо с первого апреля. Вероятно, что к этой возможности надзора и третирования граждан шла заблаговременная подготовка.

Не всё сразу получается гладко. Смс-разрешения иногда идут по два, и даже по пять часов. Это, разумеется, объясняют тем, что «идёт отладка системы», потому что «скапливаются большие очереди смс». В какой-то момент Минцифры РТ даже говорило людям, что вы можете отправляться по своим делам, не дождавшись ответа на смс, однако всё равно будете обязаны показать отправленное сообщение, когда вас остановит полиция. Потом это «отладят».

На 7-е апреля отладка выглядела так, цитата:

«С этими пропусками капец. Сегодня одну смс отправила чтоб к родителям сьездить навестить заболели, смс не отправилось написали сбой, вторую отправила тоже самое сбой. Позвонила на горячую линию пока обьясняла почему так. Сказали мое время выхода на улицу истекло выезд запрещен из деревни».

Удивительно, но жители деревень оказались где-то даже в худшем положении, чем горожане: в городе всё-таки трудно выставить блокпосты везде. В деревне достаточно выставить блокпост на единственном выезде из деревни.

Кстати, Минцифры РТ — это Министерство цифрового развития государственного управления, информационных технологий и связи Республики Татарстан. Громоздкое, помпезноеи нескрываемо амбициозноеназвание, в котором читается, что такое «государственное управление» они бы хотели установить надолго и уж, как минимум, вводить по щелчку.

Почему я называю это третированием.

Потому что, во-первых, это антиконституционно: противоречит пункту 1 статьи 27-й Конституции РФ: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства».Это явный эксперимент над населением, тренировка «государственного управления» на живых людях. Не болеющихкоронавирусом, не выезжавших за границу — просто на всех скопом. Мне, например, довелось читать крик души женщины, которая не могла похоронить свою родственницу: ей приходило «разрешение выйти из дома на час», а городские службы футболили женщину от одной к другой по принципу замкнутого круга. Спешно выписываются пациенты из больниц — например, из Нижнекамской ЦРБ, и, по словам тех, кто с этим столкнулся, врачможет зачеркнуть в анализах один результат и написать другой. Все как мухи выздоравливают!

Без введения режима чрезвычайной ситуации, без карантина «самоизоляция» превращена в электронную казарму. И нам это преподносится как благо: «врачи готовятся к худшему, вы же не хотите, чтобы у нас было, как в Италии». И вот они готовятся и готовятся, прекратив плановый приём населения.

Зато за неподчинение сразу начали закатыватьштрафы. 2 апреля в шесть утра доблестная полиция отловила рыбака, отца троих детей в Камско-Устьинском районе Татарстана. В Бугульме двоиммужчинам, задержанным «за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения», вкатили по 15 000 рублей штрафа. Та же участь постигла молодого казанца, в одиночестве гулявшего по берегу реки. А ведь в «благополучном Татарстане» пятнадцать тысяч — это довольно обычная месячная зарплата.

Проходят массовые рейды и задержания в Елабуге, в Чистополе, в Азнакаеве… Есть сообщения, что иногда полицейские подкарауливают людей в машинах без опознавательных знаков. Всё это вместе выглядит как спецоперация против населения.

Впрочем, некоторые судьи отменяют многотысячные штрафы, справедливо указывая, что ни чрезвычайного положения, ни карантина как такового в стране нет, а есть «так называемая самоизоляция». Нам много рассказывают о страшной опасности, но в стране созданы условия для самоуправства.

На мой взгляд, это большая ошибка. Отдавшись на волю регионов, в том числе таких специфических, как Чечня и Татарстан, мы рискуем скоро обнаружить, какая у нас лоскутная страна и как легко на отдельных её территориях устанавливается полицейское государство.

Кроме того, вспомните мальчика, кричавшего «Волки!». Если допустить, что нас действительно накроет волной эпидемии, люди к тому времени будут морально измотаны, финансово изнурены, удручены тем, что им уже несколько недель не оказывают плановую медицинскую помощь и не ставят на учёт по безработице. Тут, пожалуй, будет уже не так страшна возможность умереть от осложнений коронавирусной инфекции.

Зато если эпидемия не накроет — кое-кто сможет праздновать лёгкую победу над гражданами и гражданскими правами.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы