Пик заболеваемости коронавирусом в Вооружённых силах России был преодолён ещё во второй половине апреля. Уже в ближайшие дни, то есть к началу июня, ожидается, что эпидемиологическая обстановка в войсках придёт в состояние плановой. Об этом доложил Верховному главнокомандующему, президенту России Владимиру Путину министр обороны России Сергей Шойгу. Как это стало возможно?

Цифры и выводы

Всего с начала марта в Вооружённых силах было инфицировано 5,5 тысячи человек,

– объявил ключевую цифру Сергей Шойгу.

И добавил вторую ключевую цифру: на данный день вылечено и выписано 3,5 тыс. человек. По третьей ключевой цифре – числу умерших – никаких данных нет. Но известно, что по состоянию на 25 мая во всех Вооружённых силах России было всего трое военнослужащих, находящихся в тяжёлой форме заболевания.

армия

Грешно указывать пальцем, но в скобочках нельзя не отметить: в армии геополитического противника – поболее 10 тысяч заболевших, и не нарастающим итогом, а на данный момент. Из них более 100 умерших. Это, конечно, куда лучше, чем в гражданском секторе США, где тоже под 100… под 100 тысяч трупов от COVID-19. Но всё же явно сказывается тот факт, что в США нет войск РХБЗ. А имеющийся Химический корпус – чисто агрессивная структура, главной задачей которой является не защита от химического оружия, а доставка его в нужное место. Например, «Белым каскам» в Сирию через оккупированную часть страны вокруг Ат-Танфа. И обучение в этом же лагере обращению с ним очередных, пока ещё не вышедших из-под контроля, «борцов за свободу».

В русской же армии сегодня зафиксировано всего полторы тысячи человек, явно заражённых коронавирусом. Плюс ещё тысяча – среди гражданских служащих Вооружённых сил и учащихся военно-учебных заведений. Немало тоже, но большинство заразившихся выявлено благодаря тотальному, сплошному тестированию. У них нет симптомов заболевания. А в состоянии, внушающем озабоченность или тревогу, находятся всего 14 человек – 11 больных средней тяжести и 3 – тяжёлых. А выздоровевших за последние сутки – 98 военнослужащих. И 7 – из гражданского персонала.

В общем же количество выздоравливающих превышает количество заболевших коронавирусной инфекцией уже в течение четырёх недель. А это и есть важнейший показатель, который и позволил министру обороны доложить своему Верховному главнокомандующему о преодолении пика заболеваемости этим проклятым коронавирусом.

Таким образом, можно сказать, что в борьбе с эпидемией достигнут перелом. Знамя Победы над рейхстагом COVID ещё, правда, не водружено, но за Волгу врага уже не пустили.

Выводы и благодарность

Кое-кто из внимательных политологов отметил тот факт, что именно к разговору с Сергеем Шойгу президент привязал важнейшее своё сообщение. О том, что и по всей России пик распространения коронавируса считается пройдённым.

«Пик у нас уже, по мнению специалистов, считается пройденным», – объявил Владимир Путин. После чего приказал начать подготовку к главному торжественному событию года – военному параду в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Мы сделаем это 24 июня, в день, когда в 1945 году состоялся легендарный, исторический Парад победителей, когда по Красной площади прошли бойцы, сражавшиеся под Москвой и защищавшие Ленинград, дравшиеся под Сталинградом, освобождавшие Европу, бравшие штурмом Берлин,

– сказал президент.    

Кроме того, Владимир Путин отметил эффективную работу военных как вне, так и внутри страны. Служащие Минобороны, подчеркнул он, действуют «мужественно и грамотно, оперативно локализуя очаги инфекции». Президент поблагодарил военных за помощь в борьбе с эпидемией COVID-19, которую они оказали Италии, Сербии, Боснии и Герцеговине, ряду других стран.

Всё, что вы сделали, идёт в общую копилку нашего взаимодействия с партнёрами во всем мире,

– отметил он.

Не забыты остались, естественно, и российские регионы, в том числе и Дагестан.

ДагестанРеспублика Дагестан. Буйнакск. Медицинский персонал полевого многопрофильного госпиталя во время приёма пациента. Снимок с видео Минобороны РФ/ТАСС 

Таким образом, связь и взаимосвязь обозначена Верховным главнокомандующим вполне очевидным образом: ключевую информацию о том, что в борьбе с вирусом достигнут перелом, глава государства связал именно с армией и с её начальником. Такие слова – всегда для военных важное поощрение, но в данном случае кое-кто из аналитиков видит в них и явный намёк на то, кому президент доверяет и кого считает опорой в борьбе с коронавирусом. А может быть, и не только с ним.

Точки роста – под защитой военных

И не только о политике речь, тем более – не о слухах об обострениях отношений между «башнями Кремля», что были запущены в околополитическую среду.

Что ещё может считаться ещё одним ключевым моментом в борьбе с коронавирусом, которая ведётся в Вооружённых силах страны: по словам Шойгу, доклинические исследования разрабатываемой в войсках вакцины от СOVID-19 завершатся 1 июня. То есть вот-вот. До конца июля, через месяц, будут пройдены клинические испытания.

И вот это будет потрясающий номер, если военные выдадут вакцину раньше гражданских медиков! И шансы на это далеко не призрачны в условиях, когда академическая наука фактически растоптана в пыль и заметена под плинтус. Конечно, в НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Гамалеи работают те ещё научные монстры, но для тех, кто знает, нахождение этого научного заведения в одном территориальном кластере с Курчатовским институтом никогда не было совпадением лишь, хм, территориальным. Там вся эта неровная трапеция между улицами Бирюзова и Берзарина и берегом Москвы-реки – не совпадение.

К которому интересы Министерства обороны имеют достаточно родственное отношение…

Так что не только о политике речь. Речь, скорее, о той самой «трапеции» в Москве, на которую не пала жадная слюна либеральных гиен, растерзавших академическую науку. Да, лидерам науки фундаментальной не удалось в начале 2010 годов полностью заручиться поддержкой военных, которые сохранили науку оборонную, попросту не пустив гиен на её порог. Не помогли совещания с главными конструкторами оборонных предприятий. Что смогли – те сделали, спасши, к примеру, секторы высоких температур или забравши, к примеру, лазеры и квантовую связь. Но всё спасти военные не могли, ибо ведь и гиены не роняют слюни на живую, здоровую, активно защищающуюся добычу. Подгнила академическая наука к тому времени в рыночных условиях, что уж там…

Так что когда сегодня даже чисто научные прорывы в России являют себя там, где явственно видна рука военных, в этом ничего удивительного нет. Когда сообщается, что наши учёные создали материал, выдерживающий температуру в 4 300 градусов, то даже если это ненужная и опасная утечка, то всё равно – свидетельство того, что наука русская развивается. Правда, там, где нужно военным. Но пока всю отечественную науку – и образование – за горло держат либеральные гиены, – именно здесь, как в оранжерее под охраной надёжного ЧОПа, сохраняются корни и ростки будущих научных урожаев.

Да и манагерства в заведениях Министерств обороны куда меньше, чем в среднем по стране. Там, где ставятся конкретные задачи и требуется конкретный результат, не до имитации бурной деятельности.

Цель поставлена: сбить эпидемию, спасти людей от вируса, уничтожить если не сам вирус, то исходящую от него опасность для жизни.

Первая цель – объявлено! – достигнута. Так что если теперь именно военные медики и эпидемиологи первыми создадут вакцину от коронавируса, это будет заслуженным, достойным, а главное – вдохновляющим результатом. Вдохновляющим на надежды о сохранности отечественной науки в крепких, но заботливых руках военных.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы