Размышления Валентина Катасонова в связи с выходом годового отчета Банка России за 2017 год

Банк России обнародовал Годовой отчет о своей деятельности за 2017 год. Сколько за последние несколько лет было сказано и написано о разрушительной и откровенно антироссийской деятельности Центробанка! Увы, последний годовой отчет показывает, что ничего принципиально нового в деятельности Банка России за указанный год не произошло.

Он по-прежнему продолжает уничтожать российскую экономику и обслуживать интересы геополитического противника России. Ущерб, наносимый Центробанком, не идет ни в какое сравнение в эффектом всех экономических санкций США и их союзников за все четыре года. При знакомстве с годовым отчетом я почему-то вспомнил крылатую фразу из басни А.И. Крылова: «А Васька слушает да ест». Напомню фрагмент басни «Кот и повар»:

«Кот-Васька плут! Кот-Васька вор!

И Ваську-де, не только что в поварню,

Пускать не надо и на двор,

Как волка жадного в овчарню:

Он порча, он чума, он язва здешних мест!»

(А Васька слушает, да ест).

Нашего «Ваську», «плута» и «вора», то бишь Центробанк, нельзя пускать не только в «поварню» (денежно-кредитную сферу страны), но даже на «двор», т.е. в Россию, ибо он и не «кот» совсем.  И не «белый и пушистый», а «жадный волк в овечьей шкуре», истинное имя которого — «филиал Федеральной резервной системы США». Слова   Ивана Александровича Крылова «Он порча, он чума, он язва здешних мест!» как нельзя лучше объясняют, что такое Банк России. А пока, увы, «жадный волк», прикидываясь «белым и пушистым» Васькой, продолжает поедать и доедать отечественную экономику.

Обратимся к прозе годового отчета. Прежде всего, к балансу Центробанка, его разделу «Активы». В рублевом выражении они за 2017 год выросли с 28 974,1 млрд руб. до 30 815,1 млрд руб., или на 6,4%. А структура активов никаких принципиальных изменений не претерпела. Конечно, хорошо, что доля драгоценных металлов подросла за год с 12,9 до 14,6%. Но это такой актив, который на экономику в обычных, мирных условиях не «работает», это некий резервный ресурс на случай чрезвычайных событий. Правда, наращивание этого вида актива происходит почти исключительно за счет внутренней добычи металла, так что позитивное влияние наращивания данного актива благоприятно сказывается на отечественной золотодобыче.

Но многих смущает вопрос, связанный с тем, где находятся драгоценные металлы: на территории Российской Федерации или за ее пределами? Нормативные документы Центробанка предусматривают такую «опцию», как размещение металла за пределами страны. Используется ли реально эта опция или нет, Банк России нам не сообщает. Из годового отчета это понять невозможно.

Зато на странице 312 отчета мы опять сталкиваемся с этой неприятной «опцией»: «Активы (требования) и обязательства, выраженные в драгоценных металлах, в том числе драгоценные металлы, содержащиеся в памятных и инвестиционных монетах, размещенные на металлических счетах (счетах ответственного хранения и на обезличенных металлических счетах) Банка России, открытых в банках-нерезидентах и банках-резидентах…» (курсив мой – В.К.).

Структура активов Банка России (в %; все активы = 100)

Вид активов20162017
Драгоценные металлы12,914,6
Международные валютные резервы62,161,3
Внутренние кредиты и депозиты14,411,4
Российские ценные бумаги1,82,9
Требования к МВФ5,24,8
Основные средства и прочие активы3,55,0

Источник: Годовой отчет Банка России за 2017 год.

Вторая позиция – международные валютные резервы (МВР). Это ценные бумаги, эмитированные нерезидентами (в первую очередь, казначействами ведущих западных стран). Плюс остатки на корреспондентских счетах и депозиты в зарубежных банках в иностранной валюте. Еще в конце 2016 года доля международных валютных резервов в активах Банка России оставалась неприлично высокой – 62,1%. Это признак   Центробанка, действующего в колониальной стране и обслуживающего интересы метрополии. Она тем более выглядела неприлично высокой в ситуации, когда колония вроде бы восстала против метрополии, а метрополия (США и их ближайшие союзники) начала санкционную войну против России.

Понятно, что международные валютные резервы в любой момент могут оказаться «замороженными» метрополией. Особенно риск заморозки резко возрос после подписания Дональдом Трампом 2 августа прошлого года закона об ужесточении экономических санкций против России, Ирана и КНДР (где они названы «противниками» Америки). Данная позиция активов Банка России (МВР) не сильно отличается от тех показателей, которые мы видели в отчетах Центробанка до начала экономических санкций в 2014 году. Вашингтон и Москва, если судить по российским и американским СМИ, находятся в состоянии необъявленной войны. А если судить по годовому отчету Центробанка, то мы по-прежнему продолжаем обслуживать метрополию. В конце 2017 года в составе МВР были казначейские бумаги США на сумму около 100 млрд долл.

Вот как выглядели МВР Банка России на конец 2017 года в абсолютном выражении (млрд руб.; в скобках для сравнения приведены данные на конец 2016 года):

МВР, всего – 18 870,0 (17 996,6)

Ценные бумаги иностранных эмитентов – 15 585,2 (14 878,2)

Остатки на корсчетах и депозиты в зарубежных банках – 3 156,6 (3 046,5)

Как видим, имел место прирост объемов всех МВР и двух основных составляющих. В долларовом выражении прирост был еще более существенным, поскольку рубль по отношению к доллару в 2017 году несколько укрепился.

Третья позиция активов – внутренние кредиты и депозиты, т.е. кредиты Банка России отечественным банкам и депозиты Банка России, размещенные на депозитных счетах отечественных банков. Они за 2017 год «просели» с 14,4 до 11,4%. Банку России внутренняя экономика совсем неинтересна. Да и указанная позиция активов имеет крайне отдаленное отношение к реальной экономике. Кредиты были короткими. А деньги, которые некоторые коммерческие банки получали от Центробанка, они предпочитали отправлять на финансовый рынок или вообще за пределы России.

Обратим внимание еще на такую позицию, как «Российские ценные бумаги». Она выросла с 1,8 до 2,9%. В абсолютном выражении эта позиция выросла с 528,9 млрд руб. в конце 2016 года до 886,1 млрд руб. в конце 2017 года. Интересно, что скрывается за этими цифрами? Может быть, Банк России очнулся и решил начать покупку российских, а не заморских казначейских бумаг? Да, казначейские бумаги России присутствуют, но в гомеопатических дозах, причем за год это символическое присутствие еще уменьшилось: с 311,8 млрд до 218,9 млрд руб.

Тогда за счет чего произошел общий прирост портфеля российских ценных бумаг? За счет того, что в балансе Банка России в 2017 году появилась новая подпозиция под витиеватым названием «Акции кредитных организаций, приобретенные в целях участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства». Против нее стоит сумма – 456,2 млрд руб. Речь идет о санации трех коммерческих банков – «Открытие», «БИН» и «Промсвязьбанк» (ПСБ) путем участия Банка России в капитале спасаемых банков. На самом деле приведенная выше цифра лишь частично отражает масштабы «благотворительной» деятельности Центробанка. В апреле текущего года зампред ЦБ Василий Поздышев сообщил, что регулятор в рамках санации выделил на ликвидность банкам «Открытие», «БИН» и ПСБ 710 миллиардов рублей, 418 миллиардов рублей и 330 миллиардов рублей, соответственно. Итого получается почти полтора триллиона рублей.

В пассивах Банка России никаких радикальных изменений я не заметил. Разве только коммерческие банки стали предпочитать такую тихую заводь, как депозиты Банка России. В конце 2016 года эта позиция была равна 3 093,3 млрд руб., а к концу 2017 года она увеличилась до 4 812,4 млрд. руб., т.е. на 56%. Видимо, ситуация в российской экономике и на финансовых рынках страны настолько «тухлая», что деньги банкам приходится размещать на депозитах Банка России. В пассивах появилась такая позиция, как «выпущенные ценные бумаги», которой не было в предыдущем годовом балансовом отчете. Это купонные облигации Банка России (КОБР), которых было выпущено на 356,8 млрд руб. Эксперты рассматривают эту «кобру» (так в обиходе называют данную бумагу) в качестве прикормки коммерческих банков (более «сытный» продукт, чем депозиты в ЦБ).

Но, пожалуй, самое интересное в пассивах баланса за 2017 год – финансовый результат. Мы привыкли к тому, что у Банка России он обозначается со знаком «плюс». Т.е. Банк России получает прибыль, которая присоединяется к капиталу ЦБ (уставной капитал + резервы и фонды). Например, по итогам 2016 года прибыль Банка России составила 34,7 млрд руб. А вот в 2017 году финансовый результат оказался со знаком «минус», причем «минус» (убыток) неслабый – 435,3 млрд руб. До этого у Банка России убыток был зафиксирован лишь однажды – в 1998 году, но тогда он оказался равным 27,8 млрд руб. Не спасло положение Банка России даже то, что в 2017 году ЦБ получил 67,8 млрд рублей дивидендов от Сбербанка (это рекордная сумма).

Не могу в этой связи не затронуть второй финансовый отчетный документ Банка России – Отчет о финансовых результатах. В 2017 году доходы Банка России по сравнению с предыдущим годом сократились с 430,2 млрд руб. до 391,0 млрд руб. Кстати, в приложении к отчету имеются данные, которые позволяют оценить доходность некоторых активов Банка России. Я посчитал, что доходы, полученные Банком России от международных валютных резервов, составили в 2017 году 149 351 млрд руб. Это составило 38,2% всех доходов Банка России в прошлом году. А доля МВР во всех активах Банка России, как я отметил выше, находилась на уровне 62%. О чем это говорит? О том, что даже с чисто финансово-коммерческой точки зрения вложения в иностранные бумаги и размещение валюты в иностранных банках невыгодно. А ведь руководители Банка России любят пощеголять тем, что они принимают «рациональные» решения.

А теперь о расходах Банка России. Они увеличились — с 386,4 млрд до 758,6 млрд руб., т.е. почти в два раза. За счет возникшего разрыва между расходами и доходами и возник упомянутый выше убыток. Гигантский рост расходов возник в связи с тем, что пришлось осуществить формирование дополнительных провизий (резервов) Банка России. А это продиктовано тем, что Банку России, скорее всего, потребуются большие деньги на спасение банков. Даже «Открытие», «БИН» и ПСБ могут потребовать новых вливаний. Но ведь можно быть уверенным, что список санируемых банков может расшириться.

Доходы Банка России, согласно отчету о финансовых результатах, упали в прошлом году на 9%. В этом нет ничего удивительного. Это мировая тенденция, которая захватила многие Центробанки мира. У того же Банка Японии финансовая отчетность показывает, что за отдельные кварталы (там отчетность ведется на квартальной основе) фиксируются отрицательные результаты. Руководители Центробанков не любят обсуждать эту неприятную для них тему. Отчасти потому, что не знают выхода из ситуации.

Правда, в некоторых странах уже предусмотрен план действий на случай убыточности Центробанка. Например, в Китае закон о Народном банке Китая предусматривает, что убытки Центробанка покрываются из бюджета. Интересно, если Банк России еще годик-другой покажет отрицательный результат, «кредитора последней инстанции» придется спасать российскому налогоплательщику? В том числе нам с вами?

В общем, чтение Годового отчета ЦБ наводит на грустные мысли. Закончу свои заметки словами все из той же басни:

А я бы повару иному

Велел на стенке зарубить:

Чтоб там речей не тратить по-пустому,

Где нужно власть употребить.

популярный интернет



Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео