С июля в России будет запущена программа субсидирования процентных ставок коммерческим банкам по экспортному кредитованию. Из федерального бюджета на эти цели выделяется 3,3 млрд рублей. Станет ли данная программа переломным моментом в российской экономике или окажется очередным мыльным пузырем, каковых за последние годы мы видели уже немало? На это вопрос «Общественному контролю» ответил Валентин Катасонов

Валентин Катасонов— Честно говоря, сегодня я даже не слежу за тем, какие решения принимаются в области экономики. Почему? Да просто потому, что все уже идет по второму или по третьему кругу, а результаты этого движения определяются известной цитатой: «А вы, друзья, как ни садитесь»…

Можно долго говорить про какие-то частности, например, про то, каким должны быть Центральный банк, рубль или торговый платежный баланс. Но это имеет смысл только в том случае, если мы решим основной вопрос — вопрос власти. ни садитесь»…

Собственно, само по себе экспортное кредитование является распространенной практикой и используется в большинстве развитых стран мира. Еще когда я учился в институте на отделении «экономика внешней торговли», мы изучали этот метод стимулирования экспорта, и в 1990-е годы у нас во Внешторгбанке и Внешэкономбанке еще работали профессионалы, которые понимали, что это такое. Но сегодня эти банки занимаются уже совершенно другими вещами, и те, кто в них трудится, имеют очень смутное представление об экспортном кредитовании.

Как такое могло произойти?

Скажу прямо: беда в том, что у нас могут извратить любую идею. Во всяком случае — то, что делает нынешнее российское правительство, совершается исключительно на уровне лозунгов, а для того, чтобы страна действительно встала на путь развития, нужна кропотливая работа, профессионализм, честность, неподкупность и т.д. Так что не знаю, сможет ли наша власть реализовать очередное решение о поддержке экспорта.

Я, кстати, даже не знаю, какие банки будут уполномочены выдавать такие кредиты. Думаю, скорее всего, это может быть Банк развития и Внешэкономбанк. Впрочем, сейчас финансовое положение нашего ВЭБа настолько печально, что его самого впору поддерживать, а значит, получается, что слепой поведет слепого или тонущий будет спасать тонущего…

Более того. В 2012 году мы вступили во Всемирную торговую организацию, которая жестко регламентирует масштабы и способы поддержки экспорта с помощью кредитов. Я уже тогда говорил: нам ни в коем случае нельзя этого делать! ВТО свяжет руки власти, которая и начнет всерьез заниматься экономикой!

У нас все идет уже по второму или по третьему кругу, а результаты этого движения определяются известной цитатой: «А вы, друзья, как ни садитесь, Все в музыканты не годитесь.

Но это — о правительстве будущего. Пока что наша власть работает лишь на уровне кампаний и все сводится к бесконечному «бла-бла-бла». Появляются даже новые увлечения, такие, как некая информационная экономика, о которой только и говорили на Петербургском экономическом форуме.

А ведь сколько у нас уже было мыльных пузырей! Вспомним, допустим, Экспортно-импортный банк. Название ему было дано, конечно, очень громкое, но в последнее время его не видно и не слышно, я даже не знаю, существует ли он вообще…

Или, скажем, проект создания Международного финансового центра — сегодня о нем даже никто и не вспоминает.

И еще красивая программа четырех «и» — институтов, инфраструктуры, инноваций и инвестиций — которую Дмитрий Медведев провозгласил в 2008 году на Красноярском экономическом форуме…

Где все это?

Российские банки с этого года подпадают под прямой административный контроль со стороны налоговой службы США. Теперь они будут даже официально именоваться «налоговыми агентами» США.

Увы. Все сводится к понятию «два притопа — три прихлопа», и позитива я пока не вижу. Можно долго говорить про какие-то частности, например про то, каким должны быть Центральный банк, рубль или торговый платежный баланс. Но это имеет смысл только в том случае, если мы решим основной вопрос — вопрос власти.

Сегодня наше правительство состоит из одних и тех же людей, которые пребывают в кабмине незнамо сколько времени, периодически пересаживаются из одного кресла в другое и ничем себя не проявляют. Вернее, проявляют, но так, что сам собой напрашивается вопрос: а на кого они вообще-то работают?

Давайте вспомним декабрь 2014 года, когда произошел обвал рубля, последствия которого мы чувствуем до сих пор. Из бюджета были тогда выделены триллионы рублей. Куда они делись? Большая часть оказалась переведена в банковский сектор, а банки направили эти триллионы либо на финансовый рынок, либо за рубеж.

Эти люди — некая лакмусовая бумажка. И скажу прямо: пока они будут находиться у власти, Россия останется под внешним управлением.

Кто и как именно нами управляет? Приведу пример.

Российские банки с этого года подпадают под прямой административный контроль со стороны налоговой службы США. Теперь они будут даже официально именоваться «налоговыми агентами» США. А любой агент, как известно, всегда находится на «коротком поводке» у своего «куратора».

Чего ожидать в ближайшем будущем?

Я думаю, тенденция останется инерционной и понижательной до того момента, пока не придет другая команда. А она придет лишь когда радикальным образом трансформируется общая духовно-нравственная и социально-политическая атмосфера в обществе, которая и создаст предпосылки для изменения экономического вектора в развитии России.

ok-inform.ru

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео