Доктор экономических наук Валентин Катасонов по просьбе «Правды.Ру» прокомментировал недавнее заявление главы Минэкономразвития Максима Орешкина о гибели малоэффективных бизнес-моделей при низкой инфляции. Впрочем, разговор быстро перешел на вещи более глобальные…

Валентин Катасонов— Максим Орешкин недавно заявил, что малоэффективные бизнес-модели должны погибнуть при низкой инфляции. А в долгосрочном периоде это скажется положительно на экономическом росте. Вы с ним согласны?

— Честно говоря, комментировать Орешкина достаточно сложно, потому что это такой поток белиберды… И меня очень смущает, что все так внимательно слушают и все загипнотизированы вот с этим самым потоком белиберды. Это немного напоминает сказку Андерсена про голого короля. Откройте глаза! Голый король, абсолютно!

Сначала говорят о высокой инфляции, о том, что надо таргетировать инфляцию. Они вообще любят использовать всякие иностранные словечки для того, чтобы показаться умными. На самом деле, та же самая Эльвира Набиуллина, коллега Орешкина, вообще-то хоть иногда должна открывать закон о Центральном банке, открывать Конституцию РФ, ст.75, и читать, что она должна делать.

— Кстати, министр говорит, что низкая инфляция также обнажает и проблемы банковского сектора…

— Как ребята не садитесь, в музыканты не годитесь! Сначала им мешала высокая инфляция, теперь они с ужасом думают о том, что инфляция понизится… И что тогда делать?

— Так говорят, что низкая инфляция выявит именно слабые бизнес-модели, так называемое, «слабое звено»…

— Вы хотите, чтобы я разговаривал с вами на их птичьем языке? На самом деле, беспорядок в стране начинается с беспорядка в голове. А беспорядок в голове начинается с беспорядка использования слов.

Давайте говорить по-русски! Понятно, что экономика слово не совсем русское, но уже укоренилось. Это греческое слово «домостроительство». А где у нас домостроительство? Там, где бизнес-модели, выражаясь их птичьим языком, там полное разрушение, там уже ничего не живет. Понимаете? Бизнес — это прибыль, а где прибыль — там смерть.

Вот у меня книга лежит Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы». Он правильно говорит, что капитализм — это экономика смерти.

Далеко не надо ходить. Мне недавно один знакомый звонил и рассказывал, что его медики чуть на тот свет не отправили. Понимаете, раньше медики помогали человеку, оказывали медицинскую помощь, а теперь они оказывают услуги. А что такое в переводе на русский язык «оказание медицинских услуг»? Это значит, что клиента ни в коем случает нельзя сделать здоровым. С него надо доить деньги.

— Экономикой пропитана вся наша жизнь. Я не представляю, как общество будет без нее существовать. Вопрос в другом — как правильно выстроить ее?

— Где вас окружает экономика? Где она, экономика? Везде доморазрушение. Вы что, не видите этот процесс? Протрите глаза, посмотрите, что творится?! Все, что было создано предыдущими поколениями, все растаскивается. И ЭТО называется бизнес-модели! А вы еще ретранслируете эту полную белиберду…

— Получается, глава минкомразвития некомпетентен?

— А вы что, не поняли разве? Вы же журналисты! Еще и название у вас такое красивое — «Правда.Ру». А где правда тогда?

— Вот мы и обратились к вам за правдой.

— Экономика разрушается уже четверть века. Это называется перманентный экономический кризис. И нигде нет никаких признаков жизни. Везде только одно умирание, разрушение, деструкция, энтропия. Как хотите называйте.

— Для того, чтобы остановить этот процесс, необходимо понимать базовые вещи. Мы эти вещи вообще не обсуждаем. Мне часто звонят журналисты и просят, чтобы я прокомментировал оценку рейтингового агентства Fitch, почему они понизили на одну ступеньку рейтинг России. Я говорю, вы чего, ребята, вы всерьез воспринимаете этих жуликов? Они же дирижеры, они управляют финансовыми потоками, а финансовые потоки — это инструмент ограбления. Понимаете?

Вначале они повысят России рейтинговую оценку, сюда зайдут спекулянты, они здесь нахапают, а потом резко произойдет опускание. Это же классика! Нельзя смотреть в рот этим жуликам, прохиндеям и воспроизводить их ахинею насчет бизнес-моделей. Что такое бизнес? Бизнес, в любом словаре, — это деятельность, направленная на получение прибыли. Там, где получение прибыли — там разрушение. Там нет экономики. Поэтому процесс выздоровления начинается тогда, когда мы начинаем правильно пользоваться словами, начинаем вспоминать русский язык.

— Тогда, в переводе на русский язык, что такое неэффективная бизнес-модель?

— Это такая модель, которая не позволяет получать, например, за месяц прибыль в размере 50% годовых. Но нам прибыль вообще не нужна, понимаете? Потому что, прибыль получается за счет перераспределения, то есть кого-то обокрали и получили прибыль. Рыночная экономика ничего не создает, она только перераспределяет. А поскольку никто ничего не создает, всё проедается, амортизируется. И всё! Это происходит уже несколько десятилетий. И не только в России, во всем мире.

К сожалению, мы находимся в условиях так называемой гибридной войны и одним из важнейших направлений гибридной войны является информационная война. Да, есть в России такие информационные издания, ресурсы, которые подпитываются грантами Сороса или благотворительными фондами, типа Фонда Рокфеллера, но извините, а большинство наших российских журналистов, которые не подпитываются никакими грантами, они все равно механически воспроизводят все эти вещи. Надо поставить этому заслон!

Россия нормально развивалась до тех пор, пока сюда не пришли какие-то прохиндеи и не стали преподавать политическую экономику Адама Смита и Давида Рикардо. Которые на самом-то деле не ученые, а люди, которые выполняли социальный заказ. И этот заказ стал способствовать разрушению нашей страны. Смотрите, те же самые декабристы в 1825 году, специально изучал этот вопрос, они изучали Смита и Рикардо.

Знаете, своим умом надо жить.

— Всё же, каким российским компания выгодна низкая инфляция, а каким высокая?

— Честно говоря, инфляции вообще не должно быть. Представляете, как вас уже переформатировали!

— Чтобы мы не задумывались о том, нужна она или нужна, нам дают право выбора — низкая или высокая?

— Естественно! Не должно быть никакой инфляции. Настолько закомпостировали мозги… Вот говорят, свободная плавающая валюта — это хорошо, потому что это амортизирует всевозможные шоки мирового рынка. Я только что провел занятия у студентов, на котором рассказывал, что в 1944 году на Бреттон-Вудской конференции был принят пакет документов, краеугольный камень, от которого 44 страны отталкивались, были фиксированные валютные курсы. Никто даже не ставил под вопрос, что может быть какой-то другой вариант. Прошло 73 года. За этот время человечество просто поглупело, извините. И очевидные вещи надо доказывать!

— Интересная этимология слова «инфляция»… То есть можно сказать, что это «надувательство». Нас надувают?

— (смеется) Я когда-то обыграл это значение. Игра слов получилась. Инфляция — это надувательство. Я 50 лет назад учил все эти вещи. А у нас это, к сожалению, мало кто знает. Даже Набиуллина, а уж Орешкин — тем более. Орешкин вообще прошел через тоталитарную секту, называемую Высшей школой экономики. Люди, которые через это прошли, к сожалению, не в состоянии ничего воспринимать.

У меня в «Русском экономическом обществе» есть несколько таких человек, все на них смотрят, как на больных и контуженных, а Орешкин как раз прошел через эту школу. Я всегда студентам говорю — прежде чем ответить на вопрос, обратите внимание на слова и вдумайтесь в их значение. И найдете там ответ. Но только важно, слова-то наши или «подброшенные» оттуда. Вот так происходит тихая подмена понятий, это называется нейролингвистическое программирование. И вся так называемая экономика строится на манипуляции сознанием человека.

— Что же нам делать в существующих реалиях?

— Сознание начинается с наведения порядка в собственной голове. Что толку, что я буду объяснять человеку, прошедшему через ВШЭ, что криптовалюты — это не деньги. Он это не воспринимает.

Я ему говорю, остановись и задумайся над сочетанием «криптовалюта». «Крипто» — это секретная, зашифрованная. Но я тебе могу объяснить, что там ничего секретного и зашифрованного нет. Это только для дураков рассчитано. Весь мир криптовалюты — это некая закрытая сфера, типа такого игорного дома. Всё равно, когда вы выигрываете, вы выходите из этого дома и конвертируете обычные деньги. Вот на выходе вас можно и взять под белые руки.

Я так, популярно объясняю. Какой-нибудь там специалист в области информационных технологий по-другому вам объяснит. А криптовалюта — это тоже обман. Что такое деньги — это некий инструмент с устойчивой покупательной способностью, которые выполняют функции обмена, платежа, сохранения богатства и так далее. А здесь ничего этого нет. Все эти индексы, котировки криптовалют в течение рабочего дня скачут плюс/минус 20%. Это не деньги, это инструмент манипуляции.

Поэтому, главное — человек. Клеточка экономики — это человек. Если мы хотим «вылечить» экономику, надо начинать с человека, а для этого надо хотя бы понимать, что он из себя представляет. Это ж не только 70-80 кг мяса, костей и еще чего там, есть еще и невидимая часть человека — сознание, душа, воля, чувства, интеллект.

И враг прекрасно знает, как устроен человек и он бьет по всем этим болевым точкам. Я по их правилам не играю. Я всегда ребятам говорю — ни с их мячом, ни на их поле, ни с их судьями ни в коем случае не играйте!

Мы все в той или иной мере находимся в состоянии страха. А когда человек находится в состоянии страха, парализованы и его воля, и его чувства, и его ум — он полностью манипулируем. Полностью. Видите мы опять к антропологии возвращаемся. И вот те ребята, которые манипулируют всем этим делом, я их называю «хозяева денег», они берут нас голыми руками. Поэтому первое, что необходимо сделать — освободиться от любого страха.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео