— Я работаю в системе высшего образования с 1974 года, — говорит председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — И на протяжении четырех десятилетий наблюдаю процесс ее деградации. Отчасти эта деградация связана с тем, что университеты получают не вполне адекватных абитуриентов. Но и сами вузы вносят в дело свою лепту, и немалую.

Валентин КатасоновТак происходит, на мой взгляд, потому, что цель нынешней системы высшего образования заключается вовсе не в подготовке квалифицированных специалистов, а в формировании определенного типа сознания людей.

Наши вузы формируют человека, который должен быть максимально управляемым. Не только в смысле своей экономической деятельности, но и в самом широком смысле. С этой точки зрения, система высшего образования — это конвейер для выпуска, простите за резкость, дураков. Потому что самым ценным ресурсом в рыночной экономике, по моему убеждению, является именно дурак. Без дураков рыночная модель банально не будет работать.

Я не первый год наблюдаю картину: когда человек приходит на первый курс вуза, он вроде бы еще размышляет, задает какие-то вопросы. Но к окончанию университетского курса средний студент, как правило, дуреет. Он начинает мыслить стереотипно, и видеть мир словно через узкое окошко.

Поверьте, мне больно говорить на эту тему. Но я действительно считаю, что нынешняя система высшего образования не формирует, а уничтожает человека.

«СП»: — Эта система плохо готовит специалистов?

— В том-то и дело, что специалистов она готовит. Но ущерб от этой системы в несколько раз перевешивает позитивные результаты.

«СП»: — Это чисто российская проблема?

— Как ни странно, нет. Мы порой идеализируем системы высшего образования на Западе. На деле, проблемы там не менее острые. В той же Испании около 50% выпускников вузов вообще не могут найти работу по специальности. В России доля людей с высшим образованием, которые работают на недостаточно квалифицированных рабочих местах, примерно такая же, как в странах ОЭСР — 20%.

Словом, это проблема глобальная. И я считаю, ее корни — в растягивании процесса обучения. Когда-то на Западе — как и в СССР — была десятилетняя система среднего образования. Сейчас в американских школах учатся 12 лет. Когда-то у нас в стране была пятилетняя система подготовки кадров в высшей школе. Теперь это занимает 6 лет: четыре года бакалавриат, еще два магистратура.

Такая затянутость процесса обучения во времени только вносит в него хаос. А главное — из-за этого молодой человек гораздо позже попадает на рынок рабочей силы.

«СП»: — Если бы система образования в России была нормальной, это бы оказало стимулирующее влияние на экономику?

— Конечно, и не только на экономику. Система образования должна формировать личность человека. Имейте в виду, в советское время в вузах нас не только учили — нас воспитывали. И никто этого не стеснялся. Наоборот, в вузах подчеркивали, что ведут не просто процесс передачи каких-то знаний и навыков, но и процесс воспитания.

Без этого воспитания, я считаю, не может быть гражданского общества. Ведь человек первичен именно как гражданин, а не как узкий специалист.

Если в России не будет полноценного гражданского общества, не будет и нормальной экономики. Я считаю, уничтожение воспитательной составляющей — это главная проблема и нынешней системы образования, и страны в целом.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео