Зарплаты руководителей госкомпаний и госкорпораций должны определяться тарифной сеткой Минфина, — считает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Если у нас государство, а не частная лавочка, такие вопросы должны регулироваться централизованно.

Валентин КатасоновМежду тем, недавнее декларирование доходов чиновников показало, что у нас даже министры имеют совершенно разные зарплаты. Это, честно говоря, полный бардак — иного слова не подберешь.

Вопрос: — Выплачивать управленцам премии в зависимости от результатов работы госкомпаний — это правильная идея?

— На мой взгляд, это довольно сомнительное занятие. Проблема здесь в объективной оценке результатов. Если бы у компаний имелись планы с конкретным набором показателей, которых нужно достичь, с оценкой их работы проблем не возникало бы. Но поскольку таких планов в реальности нет, то и сравнивать результаты не с чем.

При этом категорически нельзя определять размеры бонусов и премий топ-менеджеров, ориентируясь на исключительно на показатели прибыли. Просто потому, что компания может зарабатывать деньги различными способами. В том числе такими, которые подрывают устои государства — для наших госкомпаний подобная ситуация не редкость.

В целом, я считаю, что само понятие «бонус» неприемлемо для компаний, имеющих статус государственных.

Вопрос: — Нам говорят, что топ-менеджерам государство вынуждено платить много — иначе они уйдут в конкурирующие западные компании. Это действительно так?

— Если человек работает в правлении крупной государственной компании, он почти всегда имеет дело с госсекретами. Что значит, он уйдет на Запад?! Он, получается, унесет с собой ценную информацию, чего в принципе быть не должно.

Я же убежден, что госчиновник в принципе должен выезжать за границу только по особому разрешению. Причем такие поездки должны касаться его непосредственной работы — и только.

Вопрос: — Удастся ли кабмину изменить эту ситуацию?

— На этот счет у меня имеются большие сомнения. Достаточно вспомнить, что российские компании, которые формально контролируются государством, широко используют офшорные схемы владения активами для ухода от уплаты налогов. Между тем, еще в 2011 году Владимир Путин, будучи кандидатом в президенты, пытался запретить всем инфраструктурным компаниям с государственным участием иметь дело с офшорами, и заявлял, что «вывод национальной экономики, ее стратегических отраслей из „офшорной тени“ — приоритетная задача».

До конца эта задача, как видим, так и не была выполнена. Думаю, тот же результат ожидает попытку взять под контроль доходы топ-менеджеров госкомпаний.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео