Понимая под разведывательной службой государственное специализированное ведомство, предназначенное для организации и практического осуществления разведывательной деятельности, мы сразу должны сказать, что наступление эпохи Великих географических открытий Ватикан встретил, такой службы не имея. Да и в XVI-XVII столетиях такая служба создана не была.

Конечно, главная причина заключалась совсем не в том, что создание разведывательной службы требовало существенных административно-организационных, кадровых и финансовых затрат. Главная причина была в другом. В ту пору, в XVI-XVII веках, Риму нужен был не инструмент, каковым в руках каждого монарха являлась разведывательная служба, а уже готовый результат его применения, то есть разведывательные сведения по всем интересующим Рим вопросам. Разведывательные сведения нужны были прямо сейчас, или, как иногда говорят, еще вчера. Создавать инструмент и налаживать его работу было уже поздно да и некогда. Не до того в то время было Ватикану. Эпоха Великих географических открытий мчалась по планете с огромной скоростью, можно было не успеть, можно было оказаться на обочине. Но если разведывательную службу не создавать, то каким образом можно было устроить регулярное и своевременное поступление разведывательных сведений? Это была задача из задач, труднейшая из труднейших. И, надо сказать, Ватикан эту задачу решил, причем весьма и весьма успешно, несмотря на организационные трудности, длительные временные паузы между отдельными этапами, проблемы внутреннего и внешнего порядка, угрозы самому существованию Римской католической церкви.

По нашему мнению, Ватикану удалось в XVI – первой трети XVII века создать в своем роде уникальную, иначе не скажешь, «Систему» разведывательного обеспечения реализации своих геополитических интересов. Подобной системой не обладало ни одно европейское государство, и ни одно европейское государство не могло даже сравниться с Ватиканом по тематике, объемам и географии поступающих разведывательных сведений, по глубине проработки вопросов. В отсутствие специализированного разведывательного ведомства информационные разведывательные ручейки, потоки и реки связали Рим с теми странами и территориями, которые входили в его сферу текущих и долгосрочных интересов, то есть со всем миром, с его уже вновь открытыми и еще даже не открытыми территориями.  Разведывательные сведения стали поступать отовсюду: из католических, православных, протестантских и исламских государств Европы; из стран Востока – Индии и Персии, Сирии и Китая, далекой Японии;  из стран и территорий Центральной и Юго-Восточной Азии, Африки, Южной и Северной Америки. Эти сведения шли в Рим через пышущие жаром и безводные пустыни,  по узким и неверным тропам преодолевали высокие и страшные горы, их поднимало к небу и бросало в бездну огромными бушующими волнами трех океанов, они пробирались через территории, где велись военные действия или хозяйничали беспощадные разбойники. Конечно, в таких условиях какие-то сведения и не доходили, но, тем не менее, «Система» была создана и она работала.

Это была многоуровневая и многофункциональная система, позволявшая Риму знать все обо всем и отовсюду, без излишних затрат времени и средств (дополнительные время и средства расходовались на дальнюю и трудную доставку сведений) контролировать развитие обстановки в мире и решать целый комплекс задач, вытекавших из геополитических интересов Ватикана, в том числе:

— выявление, изучение и по возможности нейтрализация внешних угроз папам Римским, Римской католической церкви и Папской области, исходивших от каких-либо государств;

— обеспечение пап Римских и курии достаточными информационными основаниями для формирования выгодного Ватикану политического курса и принятия политических решений по отношению к государствам и Церквам, а также корректировки (в случае необходимости) геополитических интересов;

— разведывательное проникновение в интересующие Ватикан государства, близкие и далекие заморские территории, Церкви, создание условий для экономического и политического проникновения. Образование и использование т.н. «опорных пунктов»;

— сбор разноплановой разведывательной информации в отношении интересующих Ватикан государств, территорий, Церквей и лиц;

— создание условий для организации и осуществления подрывных акций в отношении тех или иных государств, Церквей, лиц;

— подготовка и осуществление подрывных акций в отношении тех или иных государств, Церквей и лиц, включая войны, военно-политические конфликты, заговоры и государственные перевороты, оказание политического давления на неугодных монархов и глав Церквей; а также распространение католичества на канонических территориях других Церквей, в том числе путем направления миссий и эмиссаров, печатания и распространения католической, униатской и полемической литературы, приобретения и использования агентуры влияния и др.

Подробнее об этих задачах и деятельности «Системы» по их решению мы поговорим в последующих главах.

На самой вершине «Системы» находился папа Римский, руководитель и организатор разведывательной деятельности Ватикана, заказчик разведывательной информации и ее главный пользователь (потребитель). Именно папа Римский, как монарх государства Папская область и глава Римской католической церкви, определял геополитические  интересы Ватикана. Интересы, которые концентрировались в церковно-религиозной и светской сферах. На их основе формировались стратегические и тактические цели и задачи разведывательной деятельности, определялись потребности Ватикана в разведывательной информации. В то время папа Римский являлся самым непосредственным участником разведывательного процесса.

На одну ступень ниже стоял глава папского правительства – курии, государственный секретарь Ватикана. Собственно говоря, такое название этой должности появилось позже, в понтификат папы Павла V (1605-1621). Непосредственным предшественником государственного секретаря являлся Ближайший или Великий секретарь (sekretarius intimus, или major), введенный папой Львом X (1513-1521). А еще до него коллегию апостолических секретарей, образованную в 1487 году папой Иннокентием VIII (1484-1492), возглавлял т.н. Домашний секретарь (sekretarius domesticus). Но как бы государственный секретарь ни назывался, именно через его руки проходили все архиважные, важные и менее важные документы, поступавшие в Ватикан со всех концов света, и затем, после анализа и оценки, докладывались с конкретными предложениями папе Римскому. Решения понтифика облекались в соответствующую нужную форму и по открытым или закрытым (тайным) каналам усилиями государственного секретаря доводились до заинтересованных лиц, от чужеземных монархов и церковно-религиозных деятелей до рядовых исполнителей, принимались необходимые меры по обеспечению выполнения принятых решений.

Рассматриваемая нами «Система» отразила все те кардинальные организационно-штатные изменения в структуре курии и деятельности Ватикана, которые произошли или были произведены после наступления эпохи Великих географических открытий, и прямо связаны с ее политическими, экономическими и религиозными последствиями.

21 июля 1542 года папа Павел III (1534-1549) буллой «Licet ab initio» образовал Комиссию кардиналов для осуществления контроля за чистотой католического вероучения. Папа Сикст V своей апостольской конституцией «Immensa Aeterni Dei» от 22 января 1588 года на базе этой Комиссии создал в составе курии конгрегацию «Святой римской и вселенской инквизиции». (С 1983 года она носит название «Конгрегация Доктрины Веры»). Заметим, что инквизиция была создана еще в январе 1231 года папой Григорием IX (1227-1241), и исполнение ее задач тогда же было поручено Ордену доминиканцев. Но в первые десятилетия XVI века масштабы борьбы с ересями стали намного шире, Реформация распространялась по Европе и наносила удар за ударом по Римской католической церкви, по могуществу и престижу Ватикана. Доминиканцы явно не справлялись с порученным им делом, нужно было создавать специализированное ведомство, которое занималось бы борьбой с ересями не от случая к случаю, а на постоянной и профессиональной основе и во вселенских масштабах. И такое ведомство, как мы видим, было создано, также как и подведомственные ему суды (трибуналы).

С целью кардинального повышения эффективности борьбы с распространением книг, не отвечающих требованиям Римской католической церкви (т.е. ереси), по указанию папы Павла IV в 1559 году был опубликован папский список («Индекс») запрещенных Церковью книг («Index librorum prohibitorum»). В «Индексе», в частности, говорилось: «Всем верующим христианам, какого бы они звания и состояния ни были и где бы ни обитали, мы повелеваем, под угрозой подозрения в ереси, лишения всех достоинств, должностей и бенефиций, какими они обладают, и под угрозой всегдашней неправоспособности приобретать эти и другие должности и бенефиции…, а также под угрозой вечного позора и иных наказаний: чтобы впредь никто не осмеливался писать, издавать, печатать или позволять печатание, продавать или под каким-нибудь предлогом явно или тайно давать, принимать, или как-либо сберегать или допускать сбережение хоть какой-либо одной из книг или сочинений, которые отмечены в этом индексе священного суда, или какие-либо другие сочинения, о которых известно, что они составлены еретиком или запятнаны каким-либо лжеучением. Кто не послушается этого приглашения…». Далее следовал перечень наказаний, который мы опускаем. (В 1883 году Боннский профессор Генрих Рейш (Reusch) издал труд «Der Index der verbotenen Bücher, – ein Beitrag zur Kirchen und Literaturgeschichte. Erster Band. Bonn, 1883». Этот труд был посвящен истории церковного законодательства в книгопечатании до конца XVI века. Российский историк А.П. Лебедев по материалам этого труда подготовил реферат, который был впервые опубликован в 1-ом томе журнала «Православное Обозрение» за 1885 год. Из этого реферата мы и взяли приведенную выше выдержку). Списки (каталоги) запрещенных книг время от времени издавались и ранее, в основном различными университетами и императорскими указами. Но эти издания не носили системного, всеобъемлющего характера, где-то они исполнялись, где-то нет. Рим очень желал положить конец распространению ереси, и вот в 1559 году и появился названный выше «Индекс». А в 1571 году, чтобы обеспечить надзор за соблюдением и обновлением списка запрещенных книг, папа Пий V создал конгрегацию «Индекс». Черное покрывало религиозной цензуры накрыло большую часть Европы и некоторые территории других континентов.

На первый взгляд, обе образованные конгрегации не имеют к теме нашего рассказа никакого отношения. Это не так. В основе деятельности обоих конгрегаций была одна важная общая составная часть – поиск, который, в свою очередь, является составной частью профессиональной разведывательной деятельности; и чтобы названные выше конгрегации эффективно решали поставленные перед ними задачи, этой деятельностью нужно было заниматься настойчиво и профессионально. А в поисковые сети могли попасть и попадали не только еретики и еретические книги, но и агенты разведывательных служб враждебных Риму государств, как, например, агент английской разведки «Фагот», которого мы знаем как Джордано Бруно.

2 августа 1564 года папа Пий IV апостольской конституцией Alias Nos учредил Священную Конгрегацию по исполнению и интерпретации Тридентского собора (лат. Congregatio pro executione et interpretatione concilii Tridenti), на которую возлагалась обязанность осуществления контроля за исполнением дисциплинарных декретов Тридентского собора. 22 января 1588 года папа Сикст V апостольской конституцией Immensa Aeterni Dei расширил функции конгрегации и обязал осуществлять контроль за провинциальными соборами. Фактически это означало установление более действенного контроля за деятельностью католического духовенства. В этот же день папа Сикст V учредил Священную Конгрегацию обрядов, которая была предназначена для совершенствования и осуществления процедуры канонизации и беатификации.

В 1566 году папа Пий V (1566-1572) образовал секретную службу под названием «Священный Альянс» (La Santa Alianza), основным предназначением которой являлся поиск и физическое устранение опасных врагов Рима. Можно сказать, что «Священный Альянс» в определенной степени осуществлял и разведывательную работу в других странах. Испанский историк Эрик Фраттини посвятил ей свою книгу «Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана».

22 июня 1622 года папа Григорий XV (1621-1623) буллой «Jnscrutabili divinae providentiae» образовал конгрегацию «Пропаганда Веры» (Propaganda Fide), которой подчинил образованную еще в 1573 году папой Григорием XIII (1572-1585) конгрегацию по делам Восточных Церквей (Congregatio pro Ecclesis Orientalibus).  Инициатива создания конгрегации «Пропаганда Веры» принадлежала, вероятно, его  племяннику, кардиналу Лудовику Лудовизи (1595-1632), являвшемуся в 1621-1623 годах государственным секретарем Ватикана. Это специализированное ведомство в составе курии было призвано активно и всеми силами распространять католичество везде, где это было нужно Римской католической церкви. В задачи конгрегации входило не только издание нужных религиозных книг, проведение богословских диспутов, образование школ и других учебных заведений, миссионерская деятельность, обращение заблудших овец в католичество и т.п. В эти задачи входила и бескомпромиссная борьба, явная и тайная, с противниками Римской католической церкви, с другими Церквами и даже государствами, на территории которых эти Церкви действуют. Историк А.М. Иванцов-Платонов писал, что конгрегация «Пропаганда Веры» состояла из нескольких отделений, «в которых предположено готовить миссионеров для распространения христианства (католическаго) во всех странах света». В этой конгрегации «обращено было большое внимание на приготовление миссионеров к распространению латинства между восточными христианами, как православными, так и принадлежащими к различным сектам – между несторианами, армянами, маронитами…». Ватикан возлагал на конгрегацию большие надежды. В инструкции папскому нунцию в Польше Джованни Баттиста Ланчеллотти от 14 декабря 1622 года его внимание обращалось на то, что только что образованная конгрегация мало-помалу начинает свою деятельность, со временем ее возможности возрастут и она «сможет совершить великие дела в каждой части мира». («…będzie mogła dokonać wielkie dzieła w każdej części świata».). 1 августа 1627 года папа Урбан VIII (1623-1644) буллой «Jmmortalis dei Filius» основал «Урбанианскую коллегию по распространению веры» (Collegium Urbanianum de propaganda fide), предназначенную для подготовки священников-миссионеров, и подчинил ее конгрегации «Пропаганда Веры». Много позднее, 1 октября 1962 года, папа Иоанн XXIII (1958-1963) преобразовал «Урбанианскую коллегию по распространению веры» в Папский Урбанианский университет.

Конгрегация «Пропаганда Веры» являлась настоящим штабом, мозговым центром, который планировал, готовил и осуществлял мероприятия по разведывательному проникновению и внедрению своих эмиссаров в Московское государство и Русскую православную церковь. В последующих главах мы расскажем о миссиях Георгия Крижанича при дворе царя Алексея Михайловича; о Паисии Лигариде, его участии в деле патриарха Никона и попытке занять патриарший престол в Москве; о Якове Рейтенфельсе и его предложениях конгрегации «Пропаганда Веры» по проникновению в Московию; о Сильвестре Медведеве;  о деятельности в Москве католических миссионеров на рубеже XVII – XVIII столетий и о других весьма интересных исторических персонажах.

Префекты и секретари конгрегации «Пропаганда Веры» играли ключевую роль в практической деятельности конгрегации, со многими из них мы не раз встретимся в нашем рассказе.

Весьма немаловажным структурным элементом «Системы» являлся образованный в 1612 году Ватиканский секретный архив, торжественно отметивший в 2012 году свое 400-летие. Его значение и важность переоценить нельзя. Мы знаем, каким исключительно напряженным явился XVI век с его Великими географическими открытиями и кардинальными изменениями на политических картах Европы и мира, Реформацией и Контрреформацией, войнами и конфликтами, расширением поля деятельности Римской католической церкви до планетарных масштабов. Этот век обрушил на Ватикан такой огромный поток информации, прежде всего секретной разведывательной, что для работы с ней, для ее эффективного использования потребовалось создать специализированное ведомство.

Историк Шмурло Е.Ф., посвятивший Ватиканскому архиву свой научный труд, писал: «…До 1475 г. Архив (собрание деловых правительственных бумаг) и Библиотека (рукописи, а позже и печатныя книги литературнаго, богословскаго и научнаго содержания) существовали нераздельно. С Сикста IV (1471-1484. Прим. М.В.) первое выделено из второго. За Архивом упрочивается название biblioteca secreta, за Библиотекою – biblioteca publica…». (Отметим, что Библиотека Ватикана была образована папой Николаем V в 1450 году). Но к тому времени кроме Ватиканского архива существовал еще ряд архивов, где хранились Ватиканские документы (архив Замка Св. Ангела, Авиньонский архив, Латеранский, частные архивы-библиотеки и др.). И папа Пий IV (1559-1565) принял решение соединить все архивы в один, Ватиканский, для которого началось сооружение соответствующего помещения. Последующим папам Римским не удалось завершить начатую работу, и только при папе Павле V Ватиканский архив въехал в новое помещение. Шмурло Е.Ф. называет Павла V «истинным основателем Архива». Самым первым префектом Ватиканского секретного архива (Custodi e prefetti) являлся Микеле Лониго (27.10.1610-25.07.1617), в последующем этот важнейший пост занимали Балдассар Ансидей, Николо Алеманни, Феличе Контелори и другие. Первые префекты и их преемники (безусловно, под руководством пап Римских и курии) создали очень важный структурный элемент «Системы», позволивший Ватикану успешно пользоваться плодами разведывательной деятельности.

В Ватиканском секретном архиве концентрировались не только документы, отражающие деятельность Римских пап, курии и Римской католической церкви в целом. Сюда поступали и документы о политической и экономической обстановке в странах Европы и мира, о географических открытиях и богатствах вновь открытых заморских территорий, о политическом и торговом проникновении в интересующие Ватикан страны и по многим другим вопросам. Ватиканский секретный архив по существу являлся подразделением, которое хранило, накапливало, обобщало, совместно с заинтересованными сотрудниками курии анализировало и оценивало поступающие разведывательные сведения, готовило необходимые предложения. Примечательно, что в основе работы с документами уже тогда начал внедряться страноведческий принцип. В то время он (архив) фактически был и аналитическим центром, работа которого, бесспорно, дисциплинировала, придавала плановость и конкретность всей разведывательной деятельности Ватикана.

Мы уже говорили, что XVI век вызвал настоятельную потребность в дополнительных сведениях по всему интересующему Ватикан информационному спектру. В этом спектре соседствовали политика и религия, история, военное дело и торговля, экономика в широком смысле слова, география и картография, пути-дороги к неведомым землям, этнография проживающих там народов. И эти сведения должны были поступать в Ватикан не от случая к случаю, а постоянно. Вчера, сегодня, завтра и всегда. Соблюдение этого принципа информационного обеспечения позволяло Римским папам и курии опережать других монархов, как дружественных, так и нет, в оценке тех или иных событий и принятии решений. Это давало Ватикану неоспоримые преимущества.

Мы уже говорили, что XVI век вызвал настоятельную потребность в дополнительных сведениях по всему интересующему Ватикан информационному спектру. В этом спектре соседствовали политика и религия, история, военное дело и торговля, экономика в широком смысле слова, география и картография, пути-дороги к неведомым землям, этнография проживающих там народов. И эти сведения должны были поступать в Ватикан не от случая к случаю, а постоянно. Вчера, сегодня, завтра и всегда. Соблюдение этого принципа информационного обеспечения позволяло Римским папам и курии опережать других монархов, как дружественных, так и нет, в оценке тех или иных событий и принятии решений. Это давало Ватикану неоспоримые преимущества.

Одновременно с внесением изменений в структуру, полномочия и функции папской курии, в том числе в полномочия и функции государственного секретаря Ватикана, заново выстраивались и настраивались дипломатические отношения с другими государствами; основой для новой настройки являлось то политическое и экономическое положение, какое стали занимать государства с началом эпохи Великих Географических открытий. Образно говоря, Рим стал выстраивать государства по ранжиру их значимости. Уже в мае 1504 года церемониймейстер папской капеллы Парис де Грассис из Болоньи составил «Порядок старшинства христианских королей и герцогов», который впоследствии служил в качестве нормативного документа при решении спорных вопросов приоритета. В этом «Порядке» государства были расставлены в такой очередности:

«Император Цезарь; король римлян; король Франции; король Испании; король Арагонии; король Португалии; король Англии, в ссоре с тремя предыдущими; король Сицилии, в ссоре с королем Португалии; король Шотландии и король Венгрии, в ссоре между собой; король Наварры; король Кипра; король Богемии; король Польши; король Дании». Далее следовал «Порядок» старшинства христианских герцогов, который мы опускаем.

Определились основные категории папских дипломатов: легат a latere (личный легат, или, как его еще называли, легат «от ребра Апостольского», таким легатом являлся Антонио Поссевино), легат и нунций (в детализацию этих категорий мы не вдаемся). С самого начала XVI столетия Ватикан ввел в практику использование в интересующих его странах своих постоянных дипломатических представителей – нунциев вместе с аппаратом сотрудников, обеспечивавших их деятельность. Нунциям были предоставлены полномочия самостоятельно, без предварительного согласования с Ватиканом, решать на месте многие вопросы, как в области межгосударственных отношений, так и в области деятельности Римской католической церкви в стране пребывания нунция.

Русский историк Ф. Вержбовский, изучавший в Ватиканском секретном архиве материалы польской нунциатуры (nunziatura di Polonia), писал: «…В старину было обычным явлением в папской дипломатии, что дела тех стран, в которых не пребывал постоянный представитель Римской курии и даже временно не находился чрезвычайный посланник ее, подлежали ведению ближайшего по месту нунция или легата. Так как нунциатура в Польше была самым северным постом, то она официально в некотором отношении заведовала или руководила переговорами и сношениями курии с двумя соседними государствами – Швецией и Московским царством. Польские нунции, пребывая обыкновенно при королевском дворе, оказывали содействие командированным папою посланникам в Стокгольм или Москву, давали им советы, отсылали в Рим полученные от них письма. Обыкновенно они посвящены были во все тайны переговоров и очень часто в своих донесениях в Рим упоминают о разных подробностях, бросающих свет на ту или другую сторону дела. Даже если с этими странами не было непосредственных сношений, папские нунции в Польше все-таки не упускали их из виду: докладывали в Рим то о замечательных в них событиях, то об их отношениях к Польше…».

В то время, помимо решения возложенных на них папой Римским и курией дипломатических и политических вопросов, нунции фактически возглавляли организацию и практическое осуществление разведывательной деятельности на закрепленной за ними территории. Вот наглядный пример. Уже упоминавшийся историк Ф. Вержбовский нашел в Ватиканском секретном архиве и изучил более 200 (!) донесений папского нунция в Польше Винченцо Лаурео, которые он направил государственному секретарю Ватикана Галлио Толомео, кардиналу Комскому. Нужно заметить, что эти 200 с лишним донесений были направлены в Рим в течение не такого уж большого периода, в 1574-1578 годах. Конечно, не все из них разведывательные. Тем не менее, в них нашлось немало места самым разноплановым сведениям о Московском государстве. В частности, об Иване Грозном, его характере и поведении, планах, приверженцах русского царя в Польше и Литве, о возможных условиях избрания Ивана Грозного королем Польши, о действиях Винченцо Лаурео по склонению польского короля к войне с Московией и др.

Нужно еще раз сказать, что папские нунции и нунциатуры интересуют нас только в той мере, в какой они участвовали в разведывательной и подрывной деятельности против Московии и Русской православной церкви в XVI – XVII столетиях.

На общем фоне расширения и укрепления дипломатических связей Московии со Священной Римской империей германской нации, Англией, Голландией и некоторыми другими европейскими государствами, прямые дипломатические контакты между Москвой и Римом не приобрели сколь-либо долговременного и устойчивого характера. Их активизация в первые десятилетия XVI века сошла на нет к концу XVII столетия. По ряду причин Ватикан вместо прямых контактов перешел к использованию дипломатических возможностей других государств, что и предопределило некоторое снижение роли института папских легатов в «Системе» (применительно к Московии) и добывании разведывательных сведений о Московии, Русской православной церкви и Сибири. Несмотря на это, легаты остались полноправным элементом «Системы», и некоторые из них (Паоло Чентурионе, Антонио Поссевино и др.) внесли определенный вклад в информационное (разведывательное) обеспечение политики папства на территории Московского государства.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео