Казалось бы, две такие разные страны, с такими разными, и я бы даже сказал, принципиально разными проблемами. Тем не менее в последние дни события в Венесуэле начинают все больше сравнивать с украинскими пятилетней давности. И сравнивать их можно, особенно если смотреть на нее в зеркальном отображении.

Борьба двух центров сил

Итак, давайте для начала рассмотрим, а что в ситуации в Венесуэле общего с украинской.

Борьба двух центров мировых сил США с одной стороны, и России с другой. Здесь, как и в Киеве сошлись в противоборстве два геополитических игрока, каждый из которых нашел «свою» сторону, которую поддерживает всеми возможными наличными средствами.

США уже много лет открыто борются вначале с Уго Чавесом, а затем и с его политическим наследником Николасом Мадуро. Их желание понятно. Имея перед собой печальный опыт Кубы, которая в 1960-х стала для СССР непотопляемым авианосцем, а заодно и вынесенной в Западное полушарье идеальной ракетной базой (особенно в условиях, когда МБР были еще в диковинку), Вашингтон никоим образом не хочет повторения. Военные базы России, а затем и возможно Китая, Ту-160 в 2000 км от границы США (при дальности пуска ракет в 5 500 км) и русские подводные лодки в Карибском море, это воистину страшный сон для любого американского политика. И он не может на это не реагировать (как и Россия не могла не реагировать на угрозу появления НАТОвской базы в Крыму).

А еще есть борьба за нефтяные богатства страны, которые оцениваются экспертами в триллионы долларов. Именно Венесуэла может стать для Вашингтона удобным нефтяным резервуаром после того как его сланцевые источники истощаться (а это станет уже очень скоро). Наличие полного контроля (политического и технологического) над венесуэльской нефтью, полностью развязывает США руки в восточном полушарии, и в первую очередь на Ближнем Востоке. И не случайно американские корпорации, несмотря на давление правительства, «окучивали» все эти годы венесуэльскую нефтяную отрасль и сумели во многом привязать ее к собственной.

Большая часть Венесуэльской нефти сегодня перерабатывается на американских заводах. Причем, миноритарным собственником некоторых из них до сих пор через государственную венесуэльскую монополию PDVSA является … правительство Николаса Мадуро (вот такие вот санкции).

И как тут не вспомнить Украину, где также, как и в Венесуэле столкнулись как политические, так и энергетические интересы России и США. На этот раз газовые. Но на этом общие сходства и заканчиваются.

Полная противоположность внутренняя

В какой-то степени внутреннюю ситуацию в Венесуэле можно сравнить с украинской, только с приставкой «наоборот».

В Венесуэле к протестам против правительства привела катастрофическая ситуация в экономике. Сегодня 17 млн. ее граждан (из 30 млн.) напрямую зависят от продуктовых карточек. Без них они либо уже уехали бы из страны на заработки (как это сделали примерно 2 млн. человек), либо умерли бы с голоду. И именно экономические аргументы в первую очередь помогают оппозиции (ориентированной на США) в ее борьбе за власть. И именно провалы в экономике и нежелание (не способность) власти с ними справиться фактически привело страну к уже почти реальной гражданской войне.

На Украине все было с точностью до наоборот. Именно победа проамриканского Майдана создала предпосылки к началу гражданской войны, а также отбросила более менее стабильную на тот момент экономику страны на десятки лет назад. Именно благодаря «власти гидности», население, получив резкое снижение своего уровня жизни, начало поиски лучшей доли массовым исходом из страны.

А если при этом внимательно присмотреться к сегодняшним действиям Николаса Мадуро, то мы увидим, что во многом его режим очень схож с … сегодняшним режимом Петра Порошенко. Оба они погрязли в тотальной коррупции, что очень не нравится их спонсорам, и используется их оппонентами. Оба пытаются удержать власть благодаря один тотальному антиамериканизму, второй тотальной русофобии.

Даже в мелочах они буквально копируют друг друга. Отряды венесуэльских «коллективос» очень напоминают в своих методах и поступках многочисленных украинских «патриотов», часть из которых также, как и украинские националисты введены в состав правоохранительных органов на правах «народной милиции».

Сегодня венесуэльская оппозиция ждет ввода войск США, которые смогут сразу решить все их проблемы. Ждет также, как в 2014 году кое-кто ждал ввода на Украину российской армии. При этом сам Вашингтон очень не хочет этого делать (по тем же причинам, по которым Путин не ввел войска на Украину). Трамп понимает, что, согласившись на открытое вторжение, он тем самым позволит противнику списать все свои проблемы на него с далеко неочевидными среднесрочными перспективами. А еще он боится больших потерь в почти неизбежной партизанской войне в южноамериканской сельве.

При этом американцы понимают, что власть Мадуро, опирающаяся на традиционный в Латинской Америка антиамериканизм и … поддержку России и Китая, оказалась удивительно прочной (для нынешней ситуации) и без их прямого вмешательства сама по себе не упадет. А значит, они должны искать выход. И как тут еще раз не вспомнить Украину, то есть Венесуэлу-наоборот. Ведь и Россия сегодня просто вынуждена искать выход из украинского кризиса.

популярный интернет

Сейчас читают

Архивы