В последние месяцы из российского информационного пространства почти исчезли политические партии страны. О них практически не упоминают, их лидеров не цитируют, да и население всё меньше вспоминает об их существовании.

Пандемия и кризис медийности российских партий
На самом деле, внимание к парламентским и непарламентским политическим партиям и организациям со стороны и населения, и масс-медиа прямо пропорционально их реальному влиянию на жизнь общества и участию в принятии политических решений. Как раз эти показатели у российских партий сокращались с каждым годом. Выстроенная система с одной «партией власти» и несколькими партиями «парламентской оппозиции» дала о себе знать: население разочаровалось в существующих политических организациях, а новых, по-настоящему работоспособных, в последние годы так и не возникло.

Фактически, если не брать в расчет «Единую Россию», современная российская партийная система является продолжением той, что сложилась в ельцинской России. За последние двадцать лет в стране не появилось ни одной новой политической силы, которая могла бы реально заявить о себе, пройти в парламент, составить конкуренцию даже не партии власти, а «вечным» КПРФ и ЛДПР.

Начавшаяся борьба с пандемией коронавируса еще больше увеличила разрыв в медийности политических партий и органов исполнительной власти. Принятие решений по противодействию распространению коронавируса, по антикризисным мерам, помощи населению – всецело компетенция органов исполнительной власти федерального и регионального уровней. Поэтому практически всё внимание средств массовой информации сосредоточилось на президенте, правительства, главах регионов.

Но у партий и так нет пространства для маневра: сделать больше, чем исполнительная власть, для борьбы с коронавирусом они не могут, а отрицать необходимость санитарных мер глупо и даже чревато проблемами. Другое дело, что ни одна из российских политических партий не озвучила оригинальную и реально выполнимую программу по выводу страны из экономического и социального кризиса, вызванного пандемией. Это означает либо то, что партиям нечего предложить по причине отсутствия аналитической работы, либо то, что партиям незачем что-либо предлагать, так как властное большинство всё равно поступит так, как считает нужным, и советоваться с менее крупными политическими партиями не будет.

Снижение информационной активности российских партий связано еще и с тем, что политическое поле страны давно поделено. Всем понятно, что партией власти остается «Единая Россия» и таковой она останется. Что же касается СР, ЛДПР, КПРФ и менее значительных партий, то их электораты также давно сформировались и вряд ли нас ожидают в данном плане какие-то масштабные изменения.

Последним шансом партии не воспользовались?
Созданная в России политическая система уверенно противостоит появлению новых партий и движений, которые бы могли представлять хоть какую-то самостоятельность. Ни альтернативных КПРФ левых, ни националистов (в патриотическом понимании этого слова), ни тех же пресловутых «навальнистов» в Госдуму не пускают. Какие-то элементы активности могут наблюдаться на региональном и муниципальном уровнях, но там всё связано скорее не с партиями, а с конкретными политиками, которые пользуются уважением и известностью в своих регионах, что-то пытаются делать и своей активностью играют на укрепление позиций своих партий или движений.

Что интересно, период экономического кризиса и связанного с ним ухудшения социального самочувствия граждан – прекрасный шанс для того, чтобы оппозиция (не кучка балаболов, а реальная деятельная оппозиция, готовая работать именно на благо страны) набрала очки. Но никаких серьезных действий в данном направлении российские партии не предпринимают.

«Разовые» акции вроде попыток провести первомайские демонстрации в ряде регионов не в счет, а какой-то системной повестки ни одна политическая партия не представила. Более того, те же акции КПРФ на 1 мая и 9 мая в ряде регионов страны выглядели довольно странно, учитывая, что ради уличных пикетов и митингов коммунисты нарушили объявленный режим самоизоляции, что привело, например, в Ростове-на-Дону к составлению более 40 протоколов на участников первомайской акции. Такие действия не выглядят серьёзными, особенно на фоне общей социальной напряженности в стране.

Конечно, говорить о том, что пандемия стала началом конца «старых» российских политических партий не стоит, поскольку их влияние и активность во многом поддерживаются искусственно и не отражают реальную ситуацию в обществе. Но сложно не согласиться с тем, что прежние политические партии действительно изживают себя и политическое будущее российского общества будет связано с появлением уже новых политических сил, возможно – и с новыми идеологиями и организационными моделями. Хотелось бы, чтобы эти модели работали на развитие России, на улучшение благосостояния народа, на повышение уровня социальной ответственности самой власти.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы